Шипов Г. И. Теория физического вакуума. Глава 5. (Торсионные технологии и технологические эксперименты)

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРИКЛАДНОЙ ФИЗИКИ РАЕН

Г. И. Шипов

ТЕОРИЯ ФИЗИЧЕСКОГО ВАКУУМА ТЕОРИЯ, ЭКСПЕРИМЕНТЫ И ТЕХНОЛОГИИ

ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ

МОСКВА

НАУКА

1997

Рецензенты:

доктор физико-математических наук, профессор Р. Н. Кузьмин,

доктор физико-математических наук, профессор А. А. Рухадзе

Шипов Г. И.

Ш 63 Теория физического вакуума: Теория, эксперименты и технологии. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Наука, 1996. — 450 с.

_________________________

Моей жене Тамаре посвящается

ПРЕДИСЛОВИЕ К ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Во второе издание вошли материалы лекций, прочитанных автором осенью 1993 и весной 1996 г. на физическом факультете Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Дано более подробное изложение идей и принципов, лежащих в основе теории физического вакуума. Основные дополнения коснулись экспериментальных работ, описывающих воздействие статических и динамических торсионных полей на различные физические объекты. Большое внимание уделено торсионным технологиям, т. е. эксперименту в промышленных масштабах. Эти материалы, предоставленные автору А. Е. Акимовым, изложены в гл. 5.

Автор выражает особую благодарность Л. М. Грушиной, без активного содействия которой книга не увидела бы свет.

Геннадий Шипов

Настоящая книга представляет собой второе издание (первое вышло в 1993 г.) монографии автора, дающее более детальное изложение основ теории физического вакуума. Кроме того, приводятся теоретические и экспериментальные следствия теории вакуума и торсионных полей. Большое внимание уделяется технологиям, которые возникли благодаря новым теоретическим и экспериментальным результатам.

Для специалистов по теоретической физике, преподавателей вузов, аспирантов, студентов, а также для всех тех, кто интересуется новыми физическими теориями, экспериментами и технологиями.

_________________________

Москва, июнь 1996 г.

(с) Г. И. Шипов, 1996

(с) Международный институт теоретической и прикладной физики РАЕН, 1996

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Настоящая книга представляет собой краткое изложение идей и методов, использованных автором для развития программы Клиффорда-Эйнштейна по геометризации уравнений физики, а также для решения различных фундаментальных проблем современной теоретической физики с позиций всеобщего принципа относительности и теории физического вакуума. Проводя исследования, автор попытался объединить, казалось бы, различные по своей природе явления и нарисовать обозримую картину современной физики.

Автор выражает благодарность В. Ю. Татуру и всем тем, кто прямо или косвенно способствовал появлению этой книги. Особо хочу отметить большую помощь моих друзей и единомышленников: Е. А. Губарева, А. Н. Сидорова, И. А. Володина.

Многие идеи, развиваемые в этой книге, были обозначены в моей первой монографии, изданной в 1979 г. в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова благодаря поддержке М. А. Адаменковой и И. С. Лакоба.

Весьма плодотворными были беседы с доцентом Словацкого политехнического института В. Скальским, который высказал ценные мысли относительно различных вакуумных состояний материи. Полезные замечания А. Е. Акимова во многом стимулировали мои исследования в области торсионных полей и взаимодействий.

Все это сыграло большую роль в написании предлагаемой читателю книги.

Геннадий Шипов

Москва, май 1993 г.

_________________________

Глава 5

Торсионные технологии и технологические эксперименты

Экспериментальное проявление торсионных полей привело к развитию научных направлений, которые в настоящее время трансформировались в одном случае в создание коммерческих технологий, а в другом породили эксперименты, составляющие основу будущих технологий [158-160]. Поскольку часть информации в этой главе составляет ноу-хау, то мы ограничимся лишь общим описанием методов и результатов исследований, ведущихся во многих научных коллективах под общим руководством Межотраслевого научно-технического центра венчурных и нетрадиционных технологий (МНТП ВЕНТ) и Международным институтом теоретической и прикладной физики Российской Академии естественных наук (МИТПФ РАЕН).

Основные технологии, которые либо развиваются, либо уже являются коммерческим продуктом, следующие: торсионные средства коммуникации и передачи информации; торсионные технологии производства материалов; вакуумно-торсионные источники энергии; торсионные движители.

5.1. Торсионные методы передачи информации

Существующие сети и комплексы радио- и электросвязи являются одним из базисных факторов современной, как ее часто называют, информационной цивилизации. Сейчас широко развиты средства связи космические и радиорелейные, коротковолновая и проводная связь и т. д.

Однако при развитии радио- и электросвязи возникли ограничения физического характера. Многие диапазоны радиосвязи перегружены или близки к насыщению. Ряд систем радиосвязи уже реализует шенноновский предел пропускной способности радиоканалов. Большое поглощение электромагнитных излучений природными средами требует громадных энергетических затрат для реализации связи. Многие виды радиосвязи принципиально нереализуемы, как, например, подводная связь. Несмотря на большую величину скорости распространения электромагнитных волн, большие трудности возникают из-за задержки сигнала в спутниковых системах связи и в еще большей мере в системах связи с объектами в дальнем космосе. Существует множество других ограничений.

Реализация средств торсионной связи позволяет преодолеть эти трудности в силу уникальности свойств торсионных полей. Наиболее важными для задач связи свойствами торсионных полей (торсионных волн) являются следующие [29].

1. Прохождение через некоторые физические среды без взаимодействий с ними, т. е. без потерь (или с малыми потерями). Это свойство торсионных полей следует из теоретического анализа уравнений вакуума. Надо отметить, что без связи с торсионными полями отечественными физиками более 10 лет назад было показано, что спиновые возмущения в спиновой среде распространяются так, что их нельзя экранировать [160, 161). В этом случае появляется возможность создания подводной и подземной связи, а также связи через любые другие среды.

2. Скорость торсионных волн может меняться, по-видимому, в пределах от с до оо. Это не является чем-то неожиданным. В физике давно рассматриваются теоретические объекты со сверхсветовыми скоростями ­тахионы. В одной из публикаций было указано на большое число астрофизических объектов, движущихся со скоростями больше скорости света.

В работах Н. А. Козырева, И. А. Егаповой и А. Ф. Пугача [141-147] приведены результаты измерений сигналов от звезд в их настоящем положении, что возможно лишь при сверхсветовой скорости этих сигналов, которые могут быть отождествлены с торсионными волнами. Высокая групповая скорость торсионных волн снимает проблему запаздывания сигналов не только в пределах нашей Галактики, но и в масштабах Вселенной.

3. У торсионных полей зависимость их интенсивности от расстояния в настоящее время строго не определена, однако эксперименты показывают, что эта зависимость отсутствует. В системах радиосвязи требуются чрезвычайно большие мощности для компенсации потерь, связанных с ослаблением электромагнитных волн по закону обратных квадратов, а также компенсации потерь при прохождении радиосигналов через поглощающие среды. Так как в торсионной связи указанные факторы отсутствуют, то в первом приближении можно сказать, что передачу информации по торсионному каналу связи можно реализовать на любые расстояния и через любые среды сколь угодно слабыми торсионными сигналами.

Однако в любой реальной системе передачи сообщений необходимо обеспечить передачу требуемого количества информации, которое дается известным выражением К.Шеннона

Таким образом, для торсионных каналов передачи информации единственными факторами, определяющими мощность излучаемого сигнала, являются шумы в торсионном канале и достоверность передачи информации.

Впервые в мире передача двоичных сигналов по торсионному каналу передачи информации была осуществлена в г. Москве в апреле 1986 г. [161]. Этим работам предшествовали успешные эксперименты в начале 60-х годов, выполненные К. Н. Перебейносом [162]. Богатый опыт развития средств радиосвязи позволял достаточно точно определить круг

параметров торсионного канала передачи информации, который был бы исчерпывающим для специалистов. Однако было очевидно, что все эти параметры невозможно определить сразу. Поэтому в первых экспериментальных исследованиях в реальных условиях была поставлена задача получить ответы на два главных вопроса:

1) реализуем ли сам факт передачи сигналов по торсионному каналу связи;

2) подтверждается ли экспериментально высокая проникающая способность торсионных волн.

5.1.1. Первые эксперименты по торсионной связи

Чтобы ответить на поставленные выше вопросы, была выбрана следующая схема эксперимента. Передатчик торсионного излучения был размещен на первом этаже здания около кольцевой автомобильной дороги г. Москвы. Торсионный приемник находился в центральной части столицы. Расстояние между этими пунктами по прямой составляло около 20 км. Торсионные передатчик и приемник не имели устройств, которые могли бы выполнить функции антенн, вынесение которых, например, на крыши домов, позволило бы обойти здание и рельеф местности. В силу неэлектромагнитной природы торсионных волн эффект отражения по аналогии с отражением коротких волн от ионосферы был исключен. Таким образом, торсионный сигнал от передатчика к приемнику мог распространяться только по прямой через рельеф местности и железобетонные стены всех зданий, находящиеся на пути торсионного сигнала.

С учетом плотности застройки в Москве толщина стен домов на пути торсионного сигнала при выбранной схеме эксперимента была эквивалентна железобетонному экрану толщиной свыше 50 м. Для обычно используемых радиотехнических систем связь через такие экранирующие препятствия практически невозможна.

На передающем конце торсионного канала связи применяли торсионный передатчик конструкции А. А. Деева, а в качестве торсионного приемника ­биоэлектронную систему. Ее работа основывалась на свойстве клеток тканей изменять проводимость мембраны под действием торсионного поля. Это свойство было в неявном виде установлено В. А. Соколовой в 1982 г. [154], а в 1990 г. исследовано В. В. Алабовским, Ю. Ф. Перовым и др. [163]. Возможность дальних дистанционных влияний торсионного поля на проводимость тканей вслед за В. А. Соколовой, но на другой аппаратурной базе была подтверждена в начале 1986 г. исследованими выполненными М. Е. Варгановым и др. [164], под руководством проф. И. В. Мещерякова. Впервые в явном виде экспериментально показано что при изменении знака торсионного поля SR -> SL или SL -Sr меняется знак электрической проводимости тканей относительно среднего уровня. Это указывало на возможность использования биосистемы для приема двоичных сигналов; с одним двоичным сигналом (одним знаком поля) можно соотнести уровень проводимости биосистемы, лежащий выше среднего, с другим (другой знак поля) — уровень проводимости, лежащий ниже среднего.

В самом общем виде схема эксперимента по передаче информации по торсионному каналу связи приведена на рис. 5.1. В первом цикле экспериментальных сеансов связи передача сигналов осуществлялась в адресном режиме на систему из пяти приемников. В месте приема торсионного сигнала на интервале времени ожидания передачи (6 ч) не были известны время начала передачи, структура передаваемого сигнала, а также номер приемника, на который будет осуществлена передача.

Переданный и принятый торсионный сигнал во время одного из сеансов торсионной связи показан на рис. 5.1, а, 6. Сигнал был принят именно тем приемником, адресный признак которого был использован при передаче.

Во второй серии экспериментальных сеансов передачи торсионных сигналов торсионный передатчик был размещен на пункте приема. Это соответствовало нулевой длине трассы связи и отсутствию поглощающих сред. Фрагменты принятых торсионных сигналов на нулевых дистанциях без поглощающих сред приведены на рис. 5.1, в. Нетрудно видеть, что принятые торсионные сигналы, изображенные на рис. 5.1, 6, в, не отличаются по интенсивности. Полученный результат оказался первым экспериментальным доказательством отсутствия поглощения торсионных сигналов различными средами. Это и предсказывалось теорией.

Сам факт передачи и приема торсионного сигнала имел такое же значение, как и первые эксперименты А. С. Попова и Г. Маркони для всего дальнейшего развития радиосвязи. Успешно выполненные эксперименты означали революцию, начало новой эпохи в решении задач по передачи информации. Была впервые продемонстрирована дистанционная передача информации по торсионному каналу, а также передача торсионных сигналов через поглощающие среды без ослабления при малых мощностях передатчика.

Из анализа экспериментов невозможно было сделать вывод об отсутствии зависимости интенсивности торсионного излучения от расстояния, так как для работы была выбрана низкая скорость передачи торсионных сигналов. Это ограничение было связано с большой инерционностью биоэлектронных торсионных приемников. Для выбранной скорости передачи торсионных сигналов можно было предположить, что длина трассы связи лежала в ближней зоне. Более тщательная проверка независимости интенсивности торсионного сигнала от расстояния требует другой схемы и методики выполнения экспериментов.

5.1.2. Приемники и передатчики торсионного излучения

В дальнейшем техника приема торсионных сигналов получила интенсивное развитие. Первые, чисто технические приемники торсионных волн независимо друг от друга были созданы А. В. Бобровым, Ф. А. и А. Ф. Охатриными, Г. Н. Дульневым и Е. Г. Бондаренко. В качестве преобразователей торсионных волн в приемниках Г. Н. Дульнева в электрические или электромагнитные сигналы использовались переходы металл — металл и оптоволоконные системы.

Исследованиями Г. Н. Дульнева впервые был экспериментально установлен предсказанный теоретически эффект спинового насыщения неравновесных сред при действии на эти среды торсионных излучений. Насыщение приводит к тому, что сигнал на выходе торсионного приемника постепенно падает до нуля. Однако оказалось, что этот отрицательный эффект можно преодолеть довольно простыми техническими приемами.

В торсионных приемниках Боброва [165] преобразование торсионных волн в электрические сигналы осуществлялось на двойных электрических слоях. В качестве двойных электрических слоев использовались системы жидкость-металл или полупроводниковые переходы. Пример сигнала с выхода торсионного приемника при действии на него источника торсионных излучений показан на рис. 5.2.

В работах А. В. Боброва впервые использовалась корреляционная обработка принимаемого сигнала в скользящем статистическом окне [166]. Вид исходных сигналов по четырем каналам приема и сигнала после корреляционной обработки изображен на рис. 5.3. По выходу коррелятора отношение S/N > 50.

В приемниках Бондаренко для преобразования торсионных волн в электрический сигнал впервые использовались переходы на пленках, а также устройства такого преобразования с внешним физическим возбуждением. Несколько ранее принцип внешнего возбуждения использовался в системах регистрации торсионных излучений Ф. А. Охатриным.

Все последующие работы выполнялись с использованием унифицированных торсионных передатчиков. Внутреннее устройство одного из таких передатчиков показано на рис. 5.4. Этот передатчик допускает возможность внешним электронным управлением плавно перестраивать несущую, плавно регулировать интенсивность выходного сигнала, работать с любым видом модуляции. Технически это реализуется следующим образом. Стандартной радиотехнической аппаратурой формируется несущая с требуемой модуляцией. Этот сигнал поступает на торсионный передатчик, в котором радиосигнал преобразуется в торсионный сигнал. Аналогичным образом осуществляется переход от электрических к торсионным сигналам при проводной связи. Такой подход позволяет обеспечить совместимость радио- и проводной электросвязи с торсионной связью, что отвечает, по крайней мере, идеологии семиуровневого протокола в средствах и комплексах связи. Тем самым заложен важный технический принцип гибкого перехода от радио- и электросвязи к торсионной связи.

5.1.3. Исследование зависимости торсионного излучения от экранировки

После создания генераторов торсионного излучения были проведены эксперименты по воздействию торсионного поля на различные материалы. В ходе экспериментов были обнаружены высокая проникающая способность полей и слабая их зависимость от расстояния.

Чтобы быть уверенными в приеме торсионными приемниками именно торсионного излучения, в МНТЦ ВЕНТ была разработана специальная экранирующая пленка. Результаты экспериментов с применением экранирующей пленки приведены на рис. 5.5 [165]. Как видим, экранирование приемников и передатчиков торсионного излучения привело к значительному уменьшению сигнала левого торсионного поля (L) и слабо изменило сигнал правого (R) поля. Эффективность экранирования зависела от того, был ли Экранирован генератор или приемник. В случае экранирования приемника величина его реакции была сравнима с уровнем фоновых флуктуаций межэлектродного тока (на кривых е-з отношение сигнал/шум не превышает 1).

При воздействии правым торсионным полем экранирующий эффект почти не наблюдался. Этот результат объясняется свойствами самой экранирующей пленки, которая, как оказалось, экранирует вредные для человека левые торсионные поля.

В экспериментах с экранированием генератора начало и окончание воздействия полем с левой поляризацией отмечены характерными скачками межэлектродного тока (кривая в). Эти скачки тока обусловлены, возможно, некой перестройкой структуры, происходящей в экранирующей пленке при сильном воздействии на нее, когда эта пленка расположена непосредственно у выхода генератора. При более слабом воздействии на пленку она находилась в 3 м от генератора и ею был обернут приемник. Перестройки в пленке либо не происходили, либо были настолько слабы, что не вызывали в приемнике скачков межэлектродного тока.

Скачки межэлектродного тока в приемнике и, по-видимому, перестройки в экранирующей пленке не возникают при воздействии правым торсионным полем, даже если пленка расположена непосредственно вблизи генератора (кривые а,6).

Экспериментально установленные свойства торсионных полей и успешные эксперименты по передаче информации через торсионный канал связи позволяют не умозрительно, а на вполне реальной основе прогнозировать развитие торсионных методов и средств передачи информации как основы коммуникаций в начале следующего тысячелетия [167].

5.2. Торсионные методы в металлургии

Целесообразность поиска торсионных методов в металлургии диктовалась достаточно простыми исходными соображениями. При естественном остывании расплава металла для формирования кристаллической решетки необходимо выполнение двух известных условий. Во-первых, ионы атомов расплава должны занять потенциальные ямы, соответствующие узлам кристаллической решетки. Во-вторых, атомы, находясь в этих пространственных позициях, должны ориентировать свои спины по ребрам кристаллической решетки, причем ориентировать так, как это соответствует данному типу кристаллической решетки. Последний фактор особенно важен, так как внешнее торсионное поле может изменять спиновые состояния несвязанных в расплаве атомов.

Рассмотрим сначала предельный случай. Допустим, что внешним изотропным торсионным полем все атомы в расплаве спиново поляризованы. Это означает, что все спины атомов расплава будут иметь одинаковую ориентацию, т. е. они образуют систему одноименных «торсионных зарядов» — спинов в их классическом понимании. Но одноименные торсионные заряды (однонаправленные спины) взаимно притягиваются1.

1 Этот результат получен на основе анализа большого числа экспериментов.

За счет взаимного притяжения спиновая система (спиново поляризованный расплав) будет представлять собой устойчивое образование. Любой атом в такой системе за счет торсионного притяжения соседними атомами не сможет изменить своего спинового состояния. В силу этого при естественном остывании расплава спины атомов, будучи связанными в единый спиновый коллектив, не смогут ориентировать свои спины по ребрам кристаллической решетки. В результате нарушения этого условия, хотя ионы атомов и займут свое пространственное положение (потенциальные ямы), кристаллическая структура не образуется. Металл при медленном остывании перейдет в аморфное состояние. Описанная ситуация наблюдалась во многих экспериментах. Если удельная поляризация по спинам будет менее 100% на единицу объема расплава, то реализуется иная степень диспергирования.

Возможна другая ситуация. Внешнее торсионное поле будет задано с такой пространственной структурой, которая будет соответствовать не тому типу кристаллической решетки, которая характерна для данного металла. Заданная таким внешним торсионным полем пространственная спиновая структура определит тип кристаллической решетки в процессе остывания металла. У этого металла будет «черная» кристаллическая решетка. В выполненных экспериментальных работах наблюдался эффект изменения типа кристаллических решеток. При этом, правда, остается открытым для будущих исследований вопрос о «границах возможного».

Наконец, укажем на еще одно важное обстоятельство. Из квантовой теории известно, что условием образования гомеополярных молекул служит взаимная спиновая компенсация валентных электронов взаимодействующих атомов. Очевидно, подобные взаимодействия ответственны и за возникновение жидкой или твердой фазы однокомпонентных веществ при конденсации из парогазовой среды [168]. Поэтому, если в природе существуют поля, которые приводят к спиновой поляризации частиц, имеющих ненулевой спин [29], то это должно существенным образом сказаться на структуре и свойствах агрегатных состояний веществ.

Проникая в материю, торсионные поля приводят к спиновой поляризации вещества и во многом предопределяют условия существования химической связи между атомами. Присутствие правого и левого торсионного полей играет значительную роль при взаимодействии излучения с частицами вещества. Очевидно, асимметрия тех или иных свойств молекул (ассоциатов) при изменении знака поляризации может представлять собой самый убедительный аргумент в ром куба 4,707 А. При повторном включении поля с левосторонней поляризацией наблюдалось восстановление типа решетки ТЗ (рис. 5.8, 6), который сохранялся при последующем перегреве расплава до температуры 600° С [170].

В процессе нагрева и выдержки до этой температуры происходила коалесценция металла, морфология и дисперсность капель изменялись (рис. 5.9, а), а после включения правого торсионного поля также наблюдалось превращение решетки из тетрагональной ТЗ в ГЦК (рис. 5.9, 6). На этой электронограмме наряду с кольцевыми линиями, принадлежащими кристаллической фазе, заметны два кольца в виде гало (см. рис. 5.9, б), которые в соответствии с данными работ [168, 170] относятся к слоистой фазе, наблюдаемой в виде тонких прозрачных пленок (см. рис. 5.7, а).

При охлаждении образца до комнатной температуры морфология фаз и электронограмма не меняются (см. рис. 5.9, а,6). На рис. 5.10 в качестве эталона приведена электронограмма алюминия, имеющего ГЦК-решетку К2. Сравнительный анализ типов решеток, изображенных на рис.5.9, б и 5.10, однозначно свидетельствует о том, что образовавшаяся под воздействием торсионного излучения фаза в перегретом до 650° С олове имеет ГЦК-решетку К2 с параметром а = = 4,707 А. Объем, приходящийся на один атом, в исходной решетке Т-1 составляет ~ 27 А (26,996 А ), а в новой фазе К2 ~ 26 А (25,956 А), т. е. происходит повышение плотности упаковки атомов. Этот результат является закономерным, поскольку ГЦК-решетка является наиболее плотно упакованной. Какого-либо химического соединения олова, имеющего решетку К2 с параметром 4,707 А, не известно. Повторный нагрев образца в электронном микроскопе до 800° С не привел к изменению ГЦК-решетки. Выдержка образца при комнатной температуре, которая соответствует температуре рекристаллизации в течение одного месяца, также не привела к изменению типа решетки. Возможной причиной полиморфного превращения кластерной фазы жидкого олова из тетрагональной сингонии в наиболее плотную гранецентрированную кубическую сингонию может быть связано с повышением плотности доли коллективных электронов (S-состояний) в валентной зоне. Это равносильно повышению давления на ионную подсистему.

Перераспределение электронов в валентной полосе под воздействием излучения может происходить в результате их спиновой поляризации. На каждом K-уровне энергетической зоны в кристалле в соответствии с принципом Паули и распределением Ферми-Дирака, находятся по два электрона с антипараллельными спинами. Если торсионное излучение приводит к спиновой инверсии части электронов валентной полосы, то на тех K-уровнях, электроны которых после воздействия приобрели параллельную спиновую ориентацию, один из электронов в соответствии с принципом Паули должен перейти на свободный K-уровень. Это равносильно изменению тонкой структуры валентной полосы и ее уширению. Изменение энергетических характеристик электронной подсистемы приводит к изменению многих свойств исследуемых металлов, и поэтому высказанное предположение относительно электронной подсистемы нуждается в дальнейших исследованиях.

Из полученных данных следует, что для олова изменение направления спиральности торсионного излучения при сохранении всех прочих условий приводит к изменению типа кристаллической решетки кластеров, существующих в перегретом расплаве олова. На дифракционную картину и морфологию фазы расплава, существующей в виде слоистой решетки [168-171] и имеющей электронограмму в виде гало, торсионное излучение не влияет при температурах 450 и 650°С.

Особенно хорошо заметно воздействие торсионного излучения на расплав олова на шлифах, приведенных на рис. 5.11. Контрольный шлиф олова представлен на рис. 5.11, о, на котором видны большой разброс зерен и большая неоднородность структуры. После обработки расплава олова торсионным излучением был получен шлиф, представленный на рис. 5.11, 6. При одном и том же увеличении (6000 раз) на рис. 5.11, 6 видны однородность структуры и одинаковая величина зерен большего размера.

Исследование воздействий торсионных излучений на олово показало, что любые частицы или их ассоциаты (молекулы, имеющие нескомпенсированные спины) подвержены спиновой поляризации при обработке металлов торсионным полем. А так как расплавы ‘металлов, обладающие доменным строением [172-175], содержат на границах структурных элементов большое число оборванных связей, имеющих спиновую нескомпенсированность, то они должны взаимодействовать с торсионным полем. В связи с этим можно предположить, что некоторое спиновое упорядочение частиц или их ассоциатов приведет к возникновению соответствующего структурирования металлической жидкости, что может быть унаследовано при затвердевании.

5.2.2. Изменение структуры меди под действием торсионного поля

Процессы структурообразования в металлах имеют первостепенное значение для достижения тех или иных свойств. Вторым направлением исследований было изучение влияния торсионного излучения на расплав меди [153]. Это влияние оценивалось по изменению структуры и механических свойств литой и катаной меди при сравнительных испытаниях контрольных образцов и образцов, затвердевших после обработки полем. Слитки получены путем переплава меди класса ВЗ чистоты 99,996 мас.% в печи Таммана в атмосфере аргона. Свойства литого металла исследовались на слитках, полученных пу1ем разливки расплава в графитовые тигли. С целью уменьшения насыщения кислородом катаный металл получен деформацией слитка, который при выплавке не переливался в тигель, а затвердевал и охлаждался в печи в среде аргона. Медь, полученная по последней технологии, служила основой для структурных исследований.

Печь Таммана представляет собой вертикально установленный цилиндр диаметром 350 мм и высотой 600 мм, изготовленный из малоуглеродистой ферромагнитной стали (см.рис. 4.13 ). Источником торсионных излучений служил тот же генератор, что и при работе с расплавом олова.

Генератор устанавливался на расстоянии 400 мм от оси цилиндра печи на уровне расположения тигля с металлом (на уровне центра высоты печи) и облучал расплав в течение 20 мин.

Структура меди контрольного образца и обработанного торсионным полем, представлена на рис. 5.12. Центральный стык трех зерен (рис. 5.12, б) выглядит рыхлым, однако при микрозондовом анализе скопления примесных элементов в зоне стыка не обнаружено. Внутри зерен, так же как и в исходном образце, наблюдается пластинчатая фрагментация, но гораздо более мелкодисперсная (рис. 5.12, б) и видимая лишь при увеличении в 1000 раз.

Сравнительное исследование субструктурных особенностей образцов проведено с помощью просвечивающей электронной микроскопии. Структура исходной меди содержит обычные для такого рода состояний дислокационные скопления (рис. 5.13) [173]; отличительной особенностью субструктуры облученной меди (рис. 5.13, а) служит наличие клубковых дислокационных скоплений и двойников. Последние приводят к возникновению на электронограммах вдоль диффузных линий двойников и экстрарефлексов (рис. 5.13, б) в плоскости (110). Темнопольное изображение двойника (рис. 5.13, в) получено в двойниковом рефлексе (113), показанном стрелкой на рис. 5.13 6. Размер областей когерентного рассеяния составляет 100-200 А что свидетельствует о чрезвычайно дисперсном состоянии облученной В соответствии с уравнением Хола-Петчи диспергирование структуры [174] вызывает повышение прочности, а увеличение плотности внутренних границ, источников дислокаций [175], приводит к возрастанию пластичности. Для выяснения этих положений были проведены сравнительные исследования механических свойств обычной и облученной меди. Слитки для изготовления образцов на разрыв получали путем перелива расплава из тигля в графитовую форму. Затвердевший слиток разрезался вдоль вертикали на четыре сектора (доли), из которых вытачивали цилиндрический стандартный образец с диаметром рабочей части 3 мм. Испытания на разрыв производились на установке НИКИМП.

Воздействие торсионного поля на расплав меди повышает прочность и пластичность металла (табл. 5.1). Сопоставление полученных данных указывает на то, что сенситивные воздействия дают наилучшие результаты.

Таблица 5.1

Характеристика
состояния
Прочность Пластичность АП металла
кг/мм
Контрольная плавка 7,1-7,3 12-14 13,2-13,4 21-22
Обработка расплава полем 6,6-7,4 21-24 15,6-16,7 27-31
Обработка расплава сенситивом 6,6-7,6 26-28 16,4-18,0 32-36

Таким образом, медь, обработанная торсионным полем, обладает высокой технологической пластичностью, что позволяет катать металл без промежуточных отжигов с суммарным обжатием 95%. Сужение при разрыве катаной и отпущенной при 400° С меди составляет 95%, что превышает известные стандартные значения.

Возможность структурных изменений в металлах при торсионной обработке расплавов, помимо В. П. Майбороды, на фундаментальных экспериментах была позже независимо показана Г. Н. Фурсеем.

В выполненном цикле исследований с оловом и медью были получены предварительные результаты зависимости изменения характеристик металлов при торсионном воздействии на расплав от спектров торсионных излучений. В частности, было установлено уменьшение пор в меди, возникающих при торсионной обработке расплава меди с ростом частоты торсионного излучения при отсутствии продувки металла газом. ‘Чрезвычайно важным фактором, также вытекающим из предсказаний теории вакуума, было изменение структуры металла в объеме, что было следствием предсказываемой высокой проникающей способности торсионных излучений. Результаты тем более впечатляющи, если учесть, что торсионное излучение проникало через стенки печи Таммана, которые в силу замкнутости и заземления образовывали камеру Фарадея.

Не менее важным фактором было то, что изменения структуры металла и в печи Таммана, и в заводских печах происходили при действии торсионного генератора, потребляющего менее 60 мВт энергии.

Указанные исследования были выполнены в 1989-1991 гг. Позже они были перенесены на заводскую базу, где было показано, что на заводских электропечах с теми же маломощными торсионными генераторами, которые использовались в лабораторных условиях, получаются те же самые структурные изменения металлов при действии на их расплав торсионным излучением. Работы в заводских условиях решают задачу обработки торсионных технологий в металлургии.

5.3. Вакуумно-торсионная энергетика

В квантовой теории поля все частицы рассматриваются как квантовые поля, представленные в виде набора так называемых квантовых осцилляторов. Например, электромагнитное поле без зарядов рассматривается как возбужденное состояние вакуума, состоящее из бесконечного набора фотонов с энергией

Ek=… (5.1)

где k — трехмерный импульс отдельного фотона. Энергия отдельного вакуумного возбуждения (квантового осциллятора), соответствующая фотону с энергией (5.1), определяется как

k = ^k(«k + 2)-…

В этом соотношении добавочная энергия 1/21ш^, являясь энергией нулевых колебаний вакуума, отлична от нуля даже в том случае, когда фотона вообще не существует. Поскольку число фотонов, рожденных из вакуума, может быть бесконечно большим, то энергия вакуума оказывается бесконечной2.

2 В квантовой теории поля при расчетах бесконечная анергия отбрасывается, причем это не оказывает влияния на результаты расчетов.

… (5-2)

Подобное соотношение получается при описании рождения из вакуума всех физических частиц. Ясно, что если в некоторой области вакуума рождается конечное число частиц, то и энергия (5.2) в этой области будет конечной.

Далее в книге будут приведены результаты теоретического исследования возможности практического использования энергии вакуума (5.2), при этом мы будем придерживаться научной концепции, изложенной автором в [102].

5.3.1. Положительные, отрицательные и мнимые энергии

Классическая физика рассматривает системы, у которых энергия есть положительно определенная величина. Со знаком энергии связывают направление стрелы времени (всегда в будущее), последовательность во времени причинно-следственных связей (сначала причина, а затем следствие), выбор решений волновых уравнений (только запаздывающие), направление переноса тепла (от нагретого тела к холодному) и т. д.

С развитием квантовой электродинамики сформировалось представление об отрицательной энергии. Согласно электронно-позитронной теории вакуума, предложенной П.Дираком, энергия частицы (электрона) положительна

Ее = …, (5.3)

а энергия античастицы (позитрона) отрицательна

Ер = … (5.4)

Из формулы

Е=мс2

следует, что отрицательные энергии предполагают существование отрицательных масс

Отрицательными энергиями и отрицательными массами обладают частицы, которые движутся «в прошлое» внутри и на поверхности (если масса покоя м… = 0) светового конуса прошлого. Поэтому в квантовой электродинамике позитрон можно рассматривать как электрон, который движется вспять во времени3. Таким образом, на микроуровне квантовая теория допускает направление стрелы времени в прошлое и существование отрицательных энергий и масс.

3 После усреднения по большому числу частиц квантовая симметрия по времени нарушается и ось времени направлена только в будущее.

В работе [109] Я. П. Терлецким были установлены теоремы, согласно которым поля-частицы положительной, нулевой, отрицательной и мнимой масс тесно связаны между собой. Так, например, достаточно предположить существование отрицательных масс, как из этого следуют мнимые массы и сверхсветовые скорости, и наоборот.

5.3.2. Что должен представлять собой вечный двигатель второго рода

В основе второго начала термодинамики лежит постулат Р. Клаузиуса, который утверждает, что тепло не может само по себе перейти от менее нагретого тела к более нагретому.

Одним из выводов второго начала является возрастание энтропии S, или где t — время.

Имеется и другая трактовка второго начала термодинамики в виде постулата Томсона, согласно которому невозможно построить вечный двигатель второго рода, т. е. двигатель способный черпать энергию из резервуара с температурой ниже, чем самая низкая температура окружающей среды.

Как известно, самой низкой температурой в современной термодинамике является абсолютный нуль температуры (или -273° С), поэтому выход за рамки второго начала термодинамики возможен, если в природе существуют системы с «отрицательными температурами» или отрицательными массами. Рассмотрим обе возможности более подробно.

1. «Отрицательные температуры»

Система с «отрицательной температурой», приведенная в тепловой контакт с каким-либо телом, будет далее понижать свою температуру, нагревая данное тело. Это дает возможность построить тепловой двигатель второго рода вопреки постулату Р.Клаузиуса. Однако на практике системы с «отрицательной температурой» имеют ограниченный запас энергии Е, которую они могут отдать, поскольку для них справедливо неравенство

Emin » Е » Еmах,

где Emin — конечная величина «отрицательной энергии» системы, Emax ­ конечная величина положительной энергии системы.

Примером реальной системы с «отрицательной температурой» может служить лазер в возбужденном состоянии, у которого большое количество электронов находится на верхнем метастабильном уровне. Излучая фотон (спонтанно или под действием внешнего источника) на частоте перехода на нижний стабильный уровень, лазер будет отдавать энергию в окружающее пространство до тех пор, пока все электроны не перейдут на нижний стабильный уровень и энергия его оптически активной среды не станет минимальной.

2. Отрицательные массы и энергии

Теория вакуума предсказывает отрицательные массы и отрицательно энергии, причем вакуум имеет практически неограниченную минимальную энергию, т. е.

-оо » Е » Еmax

Это означает, что любая система, состоящая из положительных масс, при соприкосновении ее с вакуумом способна постоянно получать энергию из практически неограниченного источника. Техническая реализация подобной системы привела бы к созданию вечного двигателя второго рода.

Ранее было показано (см. формулы (5.3), (5.4)), что современная квантовая теория допускает существование в микромире отрицательных масс и отрицательных энергий. Для макромира эти процессы запрещены вторым началом термодинамики, которое можно трактовать как направленность стрелы времени в будущее. Спрашивается, существуют ли отрицательные массы и отрицательные энергии в макропроцессах?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо исследовать механизм взаимодействия частиц отрицательной массы с прибором, предназначенным для регистрации частиц положительной массы. Поглощение таким прибором частиц отрицательной массы должно приводить к уменьшению его энергии, а испускание — к ее увеличению. Современные регистрирующие приборы увеличивают свою энергию, когда частицы положительной массы тормозятся в нем, отдавая ему энергию. Поэтому обычные приборы могли бы регистрировать процессы испускания частиц отрицательной массы, однако все они сконструированы для улавливания частиц, а не для их генерирования. Это означает, что вечный двигатель второго рода должен представлять собой своего рода генератор частиц отрицательной массы (или энергии), который увеличивает свою энергию за счет излучения частиц отрицательной массы.

Понятно, что практическое изготовление такого прибора из обычных материалов неминуемо приведет к потере положительной энергии (из-за трения, теплового излучения, внешних потребителей и т. д.). Поэтому возможен стационарный режим работы вечного двигателя второго рода, когда потери положительной энергии сдерживают ее дальнейший рост за счет излучения частиц отрицательной массы (энергии).

5.3.3. Вакуумно-энергетические установки

Итак, энергетическая установка, представляющая собой вечный двигатель второго рода, допускается теорией физического вакуума из-за существования в ней отрицательных энергий как на микро- так и на макроуровнях. Кроме того, существование отрицательных энергий во флуктуационных процессах у физиков не вызывает сомнений.

Действительно, современная теоретическая физика признает наличие большой энергии флуктуаций физического вакуума. Оценки этой энергии, произведенные Д. Уилером, имеют относительно большую величину. Например, термоядерная энергия оценивается плотностью ядерного вещества — 1014 г/см3. Плотность планковской энергии флуктуаций физического вакуума, по оценке Д. Уиллера, составляет величину порядка 10″ г/см3, т. е. энергия вакуумных флуктуаций в 1081 раз больше термоядерной энергии [176].

Фактически ситуация аналогична той, как если бы в безбрежном океане топлива (физическом вакууме) плыла лодка (наша Земля) с двигателем, работающим на этом топливе. Тогда не было бы необходимости запасать топливо на самой лодке, если бы сидящие в ней люди научились использовать окружающий их океан энергии.

С точки зрения потребителя, устройство, использующее энергию вакуума, должно выглядеть как энергетическая установка, имеющая коэффициент полезного действия (КПД) более 100%. Действительно, понятие КПД сформулировано для закрытых систем, для которых всегда выполняется условие КПД » 100%. С учетом энергетических свойств физического вакуума любая энергетическая система, помещенная в физический вакуум, является (в той или иной степени) открытой. Простым примером этого утверждения является атом водорода, представляющий собой открытую систему, взаимодействующую с виртуальными вакуумными фотонами. Как известно [42], это взаимодействие приводит к сдвигу 2s и 2р уровней, теоретический расчет которого (в единицах частоты) составляет

…= 1057,19 Мгц,

в то время как экспериментальное значение этой величины равно 1057,77+-0,1 Мгц. Достаточно научиться постоянно отбирать эту энергию у атома водорода (создав, например, водородный мазер на этой частоте), как мы получим неисчерпаемый источник вакуумной энергии.

В настоящее время уже существует достаточное число отечественных и зарубежных установок [177), «демонстрирующих КПД более 100%» (300-3000%). Эти установки (Ю. Потапова, К. Шоулдерса, П. Баумана, Г. Нипера, Р. Авраменко, Д. Келли и др.) представляют собой пример открытых систем, взаимодействующих с внешней средой — физическим вакуумом. Общим для всех реально действующих установок является наличие в них вращающихся элементов, что указывает на их связь с торсионными полями и вращательной относительностью.

Из большого разнообразия взаимодействующих с вакуумом систем остановлюсь на одной зарубежной и одной отечественной.

1. Установка Шоулдерса

Одной из наиболее интересных запатентованных систем, демонстрирующих отбор энергии из физического вакуума, является установка Шоулдерса (Kenneth R. Shoulders), названная «Преобразование энергии с использованием разряда большой плотности» (А.с. N 5018180 (США) от 09.12 1991 г.). Установка Шоулдерса представлена на рис. 5.14. Основу установки составляет стеклянная трубка 1 и помещенный в нее заостренный катод S, на котором создается электронное облако 3 большой плотности. Удивительным оказался тот факт, что такое плотное скопление электронов оказалось устойчивым в течение относительно длительного промежутка времени. Согласно К. Р. Шоулдерсу, электронный сгусток имеет форму тороида с внешним диаметром порядка 20 мкм, при этом электроны движутся по поверхности тороида хотя и ускоренно, но без излучения.

В теории физического вакуума это явление может быть объяснено двумя причинами:

а) электронный тороид образован самосогласованным электромагнитным полем электронов, при этом системы отсчета, связанные с электронами, оказываются ускоренными локально инерциальными системами отсчета первого рода и поэтому тороид стабилен;

б) на малых расстояниях кулоновское расталкивание электронов может смениться электроторсионным притяжением.

Как было отмечено выше, явление б) наблюдается при воздействии торсионного поля на расплавы металлов. В этом случае спины частиц в расплаве выстраивались по направлению поля и создавали устойчивое образование, преодолевая кулоновские силы отталкивания. Действительно, если использовать решение уравнений вакуума с потенциалом взаимодействия (3.119), то, как видно из рис. 3.4, 6, кулоновский барьер отталкивания между одноименно заряженными частицами преодолевается и сменяется притяжением при однонаправленной ориентации спина частиц [178]. В установке Шоулдерса кулоновский барьер преодолевается за счет высокой скорости относительного движения электронов (порядка v/c = 0,1) и срабатывают сразу оба фактора: а) и б).

Под действием положительного напряжения на аноде 4 устойчивый электронный сгусток 3 движется в стеклянной трубке 1, на часть которой намотан проводник 5. По мере того, как электронный сгусток пересекает область трубки с проводником 5, в последнем возникает импульс тока. Эксперименты Шоулдерса показывают, что энергия возникшего в проводнике электрического импульса в 30 раз превышает энергию, которая была затрачена на формирование электронного сгустка.

Детальное описание процесса отбора вакуумной энергии плотным электронным облаком в установке Шоулдерса пока отсутствует. Как и вся проблема вакуумной энергетики, установка Шоулдерса требует тщательного научного исследования.

2. Установка Потапова

В России Ю. Потаповым разработана гидродинамическая тепловая установка с КПД, превышающим-400%. Ее блок-схема представлена на рис. 5.15.

Электродвигатель (ЭЛ) приводит в движение насос (НС), заставляющий циркулировать воду по контуру (на рис. 5.15 показано стрелками). Контур содержит цилиндрическую колонку (ОК) и батарею отопления (БТ). Окончание трубы 3 можно подключать к колонке (ОК) двумя способами:

1) к центру колонки;

2) по касательной к окружности, образующей стенку цилиндрической колонки.

Колометрические эксперименты с установкой Потапова, проведенные в НПО «Энергия», показали, что при подключении по способу 1 количество тепла, отдаваемое воде, равно (с учетом потерь) количеству тепла, излучаемому батареей (БТ) в окружающее пространство. Но как только происходит подключение трубы по способу 2, количество излучаемого батареей (БТ) тепла увеличивается в 4 раза! Скрупулезные измерения, проведенные нашими и зарубежными специалистами, показали, что при подводе 1 кВт к электродвигателю (ЭЛ) батарея (БТ) дает столько тепла, сколько получается при затрате 4 кВт.

При подключении трубы по способу 2 вода в колонке (ОК) получает вращательное движение, и именно этот процесс приводит к увеличению количества отдаваемого батареей (БТ) тепла. Остается только удивляться простоте и неожиданности решения проблемы получения избыточной положительной энергии из резервуара отрицательной энергии, существование которой предсказано теорией физического вакуума. Как и установка Шоулдерса, энергетическая установка Потапова не имеет детального теоретического описания принципа получения избыточной энергии из вакуума. Однако реально действующие установки Потапова вселяют надежду на более внимательный подход к проблемам вакуумной энергетики с целью быстрейшего их изучения, развития и внедрения в повседневную практику. Тем более что потребность в новых эффективных и экологически чистых источниках энергии год от года стремительно растет.

5.4. Торсионные движители

Смена научной парадигмы неизбежно влечет за собой не только новые способы передачи информации, создание материалов с необычными свойствами, эффективную энергетику и методы поиска полезных ископаемых, но и новые средства передвижения, использующие управляемые поля и силы инерции.

Действительно, все существующие модели торсионных движителей конструктивно выполнены так, что их основой служит вращение каких-либо сред: твердых тел, жидкостей, газов и т. д. Вращение сред является источником управляемых сил инерции, действующих на центр масс транспортного средства. Изменяя параметры вращения «рабочего тела», мы меняем скорость и направление движения центра масс всей системы.

Впервые устройства, которые подтверждают возможность создания транспортных средств, использующих торсионные движители, были предложены В. Н. Толчиным 30 лет назад и были названы им инерциоидами [156]. В. Н. Толчин создал полтора десятка устройств подобного типа, которые демонстрировали новый принцип движения в разных ситуациях.

По чертежам, опубликованным в книге В. Н. Толчина «Инерциоид, силы инерции как источник движения», в НПО «Энергия» была построена демонстрационная модель торсионного движителя. С этой моделью были проведены эксперименты на крутильных весах, которые показали существование тяги, созданной силами инерции.

Примерно пять лет спустя после выступлений В. Н. Толчина в печати и по телевидению в 1969 г. американский изобретатель Р.Кук предложил свой тип торсионного движителя, который в настоящее время существует в пяти вариантах. Один из вариантов, которым заинтересовалась НАСА, представлен на рис. 5.16.

Движение механизма Кука принципиально новым способом у НАСА не вызывает сомнений [179), однако теоретического обоснования Р. Куку, впрочем, так же, как и В. Н. Толчину, дать не удалось. Теоретическое обоснование новый принцип движения получает только в теории физического вакуума (см. гл. 4).

5.4.1. Преимущества новых транспортных средств

Отличительной особенностью транспорта с торсионным движителем является отсутствие внешней опоры или реакции отбрасываемой массы, присущих современным транспортным средствам. Как следствие этого новый транспорт с торсионным движителем не будет иметь колес, крыльев, пропеллеров, ракетных двигателей, винтов или каких-либо других приспособлений. В результате возникает уникальная возможность для передвижения по твердой поверхности, по воде, в воздухе, под водой, в космическом пространстве без вредного воздействия на окружающую природную среду. Наиболее экономично торсионный движитель проявит себя при движении в космосе. Эффективность использования горючего в этом случае составит 80 — 90% в отличие от ракетных двигателей (2%).

Транспортное средство с торсионным движителем будет способно зависать над Землей на любой высоте, свободно парить, почти мгновенно менять направления движения. Подобные транспортные средства не нуждаются в запускающих устройствах, посадочных полосах, аэропортах. Они с легкостью будут достигать скоростей, близких к скорости света. Более того, уже сейчас теоретические разработки указывают на возможность преодолевать как расстояния, так и время путем изменения топологических свойств пространства-времени.

Внедрение нового способа движения приведет не только к изменению традиционных средств передвижения, но и окажет сильное влияние на общественное развитие и экономику (резко снизится стоимость транспортировки пассажиров и грузов на средние и дальние расстояния на Земле и в космическом пространстве). Появятся новые предприятия с рабочими местами. Сократятся масштабы использования энергий, загрязняющих среду обитания человека.

Развитие торсионных транспортных средств и источников энергии дает возможность понять физические принципы межзвездных перелетов и устройство тех НЛО, которые являются, скорее всего, посланниками других звездных систем.

Литература

1. Дирак П. А. М. Пути физики. М.: Энергатомиздат, 1983.

2. Feynman R. // Phys. Today. 1966. Vol. 19. P. 31.

3. Эйнштейн A. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1966. Т. 2. С. 63.

4. Эйнштейн А. // Там же. С. 171.

5. Шипов Г. И. // Изв. вузов. Физика. 1972. № 10. С. 98-104.

6. Rutherford E. // Philos. Mag. 1919. Vol. 37. P. 537.

7. Kinzinger E. // Ztschr. Naturforsch. A. 1949. Bd.4. S. 88.

8. Hofstadter R. // Rev. Mod. Phys. 1956. Vol. 28, № 3. P.814. 9. Bohr N. II Philos. Mag. Ser.6. 1913. Vol. 26. P. 476.

10. Эйнштейн А. Ц Собр. науч. тр. М.; Наука, 1966, Т. 2. С. 243, 450, 674, 722.

11. Эйнштейн A. // Там же. Т. 3. С. 626.

12. Рашевский П. К. Риманова геометрия и тензорный анализ. М.: Наука, 1964.

13. Шипов Г. И. /I Изв. вузов. Физика. 1976. № 6. С. 132.

14. Newman E., Penrose R. // J. Math. Phys. 1962. Vol. 3, № 3. P. 566 ­587.

15. Debney G., Kerr R., Schield A. // Ibid. 1969. Vol. 10, № 10. P. 1842.

16. Vaidya P. // Tensor. 1972. Vol. 24. P. 1.

17. Шипов Г. И. // Изв. вузов. Физика. 1977. № 6. С. 142.

18. Ньютон И. Математические начала натуральной философии. СПб., 1915-1916. Изв. Николаев. Мор. акад.; Вып. 4, 5.

19. Пайс А. Научная деятельность и жизнь Альберта Эйнштейна. М.: Наука, 1989. 280 с.

20. Шипов Г. И. Проблемы физики элементарных взаимодействий. М.: Изд-во МГУ, 1979. 146 с.

21. Шипов Г. И. // Концептуальные проблемы квантовой теории измерений. М., 1992. С. 134-143.

22. Шипов Г. И. // Изв. вузов. Физика. 1977. № 3. С. 121.

23. Шипов Г. И. // Gen. Relat. and Gravit. 1983. Vol. 15, № 1. P. 98.

24. Клиффорд В. // Альберт Эйнштейн и теория гравитации. М.: Мир, 1979. С. 36-46.

25. Шипов Г. И. // Изв. вузов. Физика. 1985. № 3. С. 74.

26. Шипов Г. И. Геометрия абсолютного параллелизма. Ч. 1. М., 1992. 62 с. Препр. МНТП ВЕНТ; № 14.

27. Шипов Г. И. Математические основы калибровочной модели физического Вакуума. М., 1987. Леп. в ВИНИТИ, JY-5326-B87.

28. Шипов Г. И. Теоретическая оценка электроторсионного излучения. М., 1996. 20 с. Препр. МИТПФ АЕН; № 1.

29. Акимов А.Е. Эвристическое обсуждение проблемы поиска дальнодействий: EGS — концепция. М., 1991. 63 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; JV»7A.

30. Шипов Г. И. II Материалы VII Всесоюзн. конф. «Современные теоретические и экспериментальные проблемы теории относительности и гравитации». Ереван, 1988. С. 233-235.

31. Шипов Г. И. Программа всеобщей относительности и теория вакуума. М., 1988. Леп. в ВИНИТИ, N 6947-В88.

32. Шипов Г. И. Теория физического вакуума. 4.1. Физические принципы и уравнения теории физического вакуума. М., 1992. 65 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 30.

33. Skafsky V. // Astrophys. and Space Sci. 1990. Vol. 166. P. 159.

34. Терлецкий Я. П. // Материалы VII Всесоюз. конф. «Современные теоретические и экспериментальные проблемы теории относительности и гравитации». Ереван, 1988. С. 457.

35. Ольховский И. И. Курс теоретической механики для физиков. М.: Наука, 1970.

36. Ишлинский Ю. А. Механика относительного движения и силы инерции. М.: Наука, 1983.

37. Седов Л. И. Очерки, связанные с основаниями механики и физики. М.: Знание, 1983.

38. Шипов Г. И. Проблемы современной физики и теория вакуума. М., 1987. Леп. в ВИНИТИ, № 5325-В87.

39. Эйнштейн А. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1965. Т. 1. С. 571.

40. Паули В. Теория относительности. М.;Л.: Гостехтеоретиздат, 1947. 149 с.

41. Ernslein A. // Ann. Phys. 1905. Vol. 17. P. 891.

42. Ахиезер А.И., Берестецкий В.Б. Квантовая электродинамика. М.: Наука, 1969.

43. Ландау Л., Лифшиц Е. М. Теория поля. М.: Наука, 1973.

44. Эйнштейн А. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1966. Т. 2. С. 366.

45. Гелл-Манн М. // Фундаментальная структура материи. М.: Мир, 1984. С. 266.

46. De Broglie L. // C.r.Acad. sci. 1923. Vol. 77. P. 507.

47. Schrodmger E. // Naturwissenschaften. 1926. Jg. 14, № 28. S. 666.

48. Schrodinger E. Abhandlungen zur Wellenmechanic. Leipzig, 1927.

49. Вот М. // Zetsch. Phys. В. 1926. Bd. 38. S. 803.

50. Блохинцев Д. И. Основы квантовой механики. М.: Высш. шк., 1963.

51. Ланжевен П. // Избр. произведения. М.: Изд-во иностр. лит., 1949. С. 332.

52. Эйнштейн А. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1966. Т. 2. С.63, 243, 450,674,722.

53. Эйлер Л. Теория движения твердых тел. М.;Л.: ОНТИ, ГРФМЛ, 1938.

54. Боголюбов Н.Н., Ширков Д.В. // Введение в теорию квантовых полей. М.: Наука, 1976. С.29.

55. De Broglie L. // С. г. Acad. sci. 1926. Vol. 183. P. 447.

56. De Broglie L. Ц Ibid. 1927. Vol. 184. P. 273.

57. Madelung В. Ц Zetschr. Phys. 1926. Bd. 40. S. 332.

58. Bohm D. // Phys.Rev. 1953. Vol. 84. P. 1458.

59. Takalayast Т. // Progr. Theor. Phys. 1952. Vol. 8. P.143; 1953. Vol. 9. P. 187.

60. Алексеев Б.В., Абакумов А. М. // ЛАН СССР. 1982. Т. 262, №5. С. 1100.

61. Френкель Я.И. // УФН. 1950. Т.42, вып. №2. С. 69.

62. Блохинцев Д. И. // Там же. С. 76.

63. Блохинцев Д. И. // философские вопросы современной физики. М.: Мир, 1952. С. 395.

64. Маляров В. В. Основы теории атомного ядра. М.: Физматгиз 1958.

65. Бете Г. Теория ядерной материи. М.: Мир, 1974.

66. Валантэн Л. Субатомная физика: Ядра и частицы: В 2 т. М.: Мир, 1986.

67. Chambers E., Hofstadter R. // Bull. Amer. Phys. Soc. Ser. 2. 1957. Vo\.2,BimtllerF., Hofstadter R. // Phys. Rev. 1956. Vol. 103. P. 1454.

68. Molt N. II Proc. Roy. Soc. London A. 1929. Vol. 124. P. 425.

69. Федянин В. Электромагнитная структура ядер и нуклонов. М.: Высш. шк., 1968.

70. Glashow S.L. // Nucl. Phys. 1961. Vol. 22. P. 579.

71. Weinberg S. // Phys. Rev. Lett. 1967. Vol. 19. P. 1264.

72. Salam A. // Elementary particle theory. Ed. N.Svartholm. Stockholm: Almquist and Wiksell, 1968.

73. Глэшоу Ш., Салам А. // УФН. 1980. Т. 132, №2. С. 34.

74. Эйнштейн А. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1967. Т. 4. С. 573.

75. Эйнштейн А. // Там же. С. 286.

76. The Taittiriya Upanishad with commentaries. Mysore, 1903.

77. Patrizzi F. Nova de Universis Philosophia. Pt 4. Pancosmia, libro 1. De Spacio Physic Meiettus. Venice, 1593.

78. Лобачееский Н. И. // Полн. собр. соч. М.;Л.: Гостехиздат 1946 Т. 1. С. 185-261.

79. Риман Б. Сочинения. М.;Л., 1948. 279 с.

80. SchwarzschUd К. // Sitzungsber. Akad. Wiss. Berlin. 1916. Bd. 189. S. 195.

81. Эйнштейн A. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1966. Т. 2. С. 789.

82. Rainich G. // Trans. Amer. Math. Soc. 1925. Vol. 27. P. 106.

83. Уилер Дж. Гравитация, нейтрино и Вселенная. М.: Изд-во иностр. лит. 1962. 153 с.

84. Эйнштейн А. // Собр. науч. тр. М.: Наука, 1966. Т. 2. С. 431.

85. Penrose R. // Ann. Phys. 1960. Vol. 10. P. 171-201.

86. Ленроуз P., Риндлер В. Спиноры и пространство-время. Т. 1. М.: Мир, 1987.

87. Newman E., Tambunno L., Unti Т. // J. Math. Phys. 1963. Vol. 4, N 7. P. 915.

88. Kmnersley W. // Ibid. N’7. P. 1195-1203.

89. Carmell M. // Ibid. 1970. Vol. II, №10. P. 2728-2732.

90. Carmeli M. // Lett. nuovo cim. 1970. Vol. 4. P. 40-46.

91. Carmell M. // Phys. Rev.D. 1972. Vol. 5. P. 5-8.

92. Carmeli M., Maim S. // Ann. Phys. 1977. Vol. 103. P. 208-232.

93. Иваненко Д. // Phys. Ztschr. Sowjetunion. 1938. Bd. 13. S. 141.

94. Иваненко Д. // Nuovo cim. Suppi. 1957. Vol. 6. P. 349.

95. Helsenberg W. // Rev. Mod. Phys. 1957. Vol. 29. P. 269.

96. Duerr H. P., Heisenberg W., Mitter H., et al. // Ztschr. Naturforsch. A. 1959. Bd. 14. S. 441.

97. Шипов Г. И. Геометрия абсолютного параллелизма. Ч. 2. М., 1992. 67 с. Препр. МНТП ВЕНТ; № 15.

98. Geroch R., Held A., Penrose R. F. J. Math. Phys. 1973. Vol. 14. P. 874.

99. Jogia S., Griffiths J. // Gen. Relat. and Gravit. 1980. Vol. 12, № 8. P. 597-617.

100. Шипов Г. И. Геометрия абсолютного параллелизма. Ч. 3. М., 1992. 76 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 16.

101. Николай Коперник: Сб. ст. к четырехсотлетию со дня смерти. Изд-во АН СССР. М.; Л.: 1947. С. 185.

102. Шипов Г. И. Теория физического вакуума. Новая парадигма. М.: НТ Центр. 1993. 362 с.

103. Barut Л., Haugen R. // Ann. Phys. 1972. Vol. 71. P. 519. .

104. Carmeh M. // Intern. J. Theor. Phys. 1986. Vol. 25, № 1. P.-89.

105. Схоутен Я. Тензорный анализ для физиков. М.: Наука, 1965. 81 с.

106. Shipov G., Skaisky V. // Proc. of the Intern, conf. on differential geometry and its applications. Brno, 1989. P. 422-431.

107. Hagelin J. S. // Mod. Sci. and Vedic Sci. 1989. Vol. 3, № 1. P. 3-72.

108. Terletsky J. P. // J. Phys. Radiat. 1962. Vol. 23. P. 910.

109. Терлецкий Я. П. Парадоксы теории относительности. М.: Наука, 1966.

110. Hsin-Yang Yeh. //J. Math. Phys. 1974. Vol. 15, № 1. P. 1085-1095.

111. Шипов Г. И. Теория физического вакуума. 4.2. М., 1992. 65 с. Препр. МНТП ВЕНТ; № 31.

112. Шипов Г. И. Теория физического вакуума, 4.3. М., 1992. 72 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 32.

113. Mathtsson М. // Acta. phys. pol. 1937. Vol. 4. P. 163.

114. Papapeirou A. // Proc. Roy. Soc. London A. 1951. Vol. 209. P. 248.

115. Акимов A. E. //Тез. докл. VIII Рос. гравитац. конф. «Теоретические и экспериментальные проблемы теории гравитации» .М.: Рос. гравитац. ассоц., 1993. С. 247.

116. Акимов A. E. // Тез. докл. XXVIII науч. конф. фак. физ.-мат. и естеств. наук Ун-та дружбы народов. М., 1992. Ч. 1. С. 51.

117. Мах Э. Механика: Историко-критический очерк ее развития, 6-е изд., СПб., 1909.

118. Эйлер Л. Основы динамики точки. М.;Л., 1938. С. 276.

119. Шипов Г. И. Теоретические основы новых принципов движения. М., 1992. 68 с. Препр. MHTU ВЕНТ; № 60.

120, Панов В. Ф., Шипов Г. И. // Проблемы механики управляемого движения. Пермь. 1992. С. 96.

121. Vaidya P. // Nature. 1953. Vol. 171. P. 260-265.

122. Infeld L., В. der Werden // Akad. Wiss. Phys.-math. Kl. 1933. Bd. S. 380-395.

123. Шипов Г. И. Квантовая механика, о которой мечтал Эйнштейн, следует из теории физического вакуума. М., 1992. 64 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 20.

124. Татарский В. И. // УФН. 1983. Т. 139, № 4. С. 587-619.

125. Губарев Е. А., Сидоров А. Н. // Гравитация и фундаментальные взаимодействия. М.: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1988. С. 92.

126. Губарев Е. А., Сидоров А. Н., Шипов Г. И. // Актуальные проблемы фундаментальных наук. М.: Изд-во МГТУ, 1991. Т. 3, С. 102-105.

127. Губарев Е. А., Сидоров А. Н., Шипов Г. И. Фундаментальные модели элементарных взаимодействий и теория физического вакуума. М.: МНТЦ ВЕНТ, 1992. 68 с.

128. Machwe М. К., Kent P. W., Snowdon S. C. // Phys. Rev. 1959. Vol. 114, № 6. P. 1563.

129. Губарев Е. А., Сидоров А. Н. // Тез. докл. XXVIII науч. конф. фак. физ.-мат. и естеств. наук Ун-та дружбы народов. М., 1992. Лоп. вып. С. 3.

130. Губарев Е. А., Сидоров А. Н. // Тез. докл. Vlll Рос. гравитац. конф. «Теоретические и экспериментальные проблемы гравитации». М.: Рос. гравитац. ассоц., 1993. С. 251.

131. Губарев Е. А., Сидоров А. Н., Шипов Г. И. // Тр. V семинара «Гравитационная энергия и гравитационные волны». Дубна. 1993. С. 232-238.

132. Шипов Г. И./ / Тр. VI семинара «Гравитационная энергия и гравитационные волны». Дубна. 1994. С. 141-145.

133. Губарев Е. А., Сидоров А. Н. // Тр. VI семинара «Гравитационная энергия и гравитационные волны». Дубна. 1994. С. 146-152.

134. Криш А.Д. // В мире науки. 1987. № 10. С. 12.

135. Фролов В. П. // ТМФ. 1974. Т. 21, № 2. С. 213-223.

136. Гулок Ю. К. // Изв. вузов. Физика. 1971. № 10. С. 46, 52; 1973. № 4, С. 51.

137. Чечельницкий А. М. Экстремальность, устойчивость, резонансность в астродинамике и космонавтике. М.: Машиностроение, 1980.

138. Шипов Г. И. // Гравитация и фундаментальные взаимодействия. М., 1988. С. 93.

139. Буллен К .Е. // Плотность Земли М.: Мир, 1978. С. 437.

140. Шипов Г. И. О дискретной структуре Солнечной системы. М., 1992. 12 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 62.

141. Козырев Н. А. Причинная или несимметричная механика в линейном приближении. Пулково, 1958. 232 с.

142. Козырев Н. А. // Астрономические наблюдения посредством физических свойств времени. Вспыхивающие звезды. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1977. С. 168-179.

143. Козырев Н. А., Насонов В. В. // Проб. исслед. Вселенной: 1980. Вып. 9. С. 76-84.

144. Козырев Н. А., Насонов В. В. // Там же. 1980. Вып. 7. С. 168-179.

145. Лаврентьев М. М., Еганова И. А., Луцет М.К. и др. // ДАН СССР. 1990. Т. 314, № 2. С. 352-354.

146. Лаврентьев М. М., Гусев В. А., Еганова И. А. и др. // Там же. С. 368-370.

147. Акимов А. Е. Пугач А. Ф. К вопросу о возможности обнаружения торсионных волн астрономическими методами. М., 1992. 19 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 17.

148. Акимов А. Е., Курик М. В., Тарасенко В. Я. // Биотехнология. 1991. № 3. С. 69.

149. Pagot J. Radiesthesie et emission de forme. P.: Malonie, 1978. 277 p.

150. Winter D. // The Seed and the EGG. A Galacti context. Cristal hill farm. Eden, N.Y., 1988. P. 219.

151. Schweitzer P. Pat. P3320518.3. (Bundesrepublic Deuschland). Publ. 13.12.84.

152. Fantuzzi G. Pat. 250943.9. (Bundesrepublic Deuschland). Publ. 18.09.75.

153. Майборода В. П, Акимов А. Е., Тарасенко В. Я, и др. Структура и свойства меди, унаследованные из расплава после воздействия на него торсионным излучением. М.: МНТЦ ВЕНТ, 1995. 9 с.

154. Соколова В. А. Исследование реакции растений на воздействие торсионных излучений, М.: МНТЦ ВЕНТ, 1994. 32 с.

155. Филатов Н. В. Исследование удара тел с большими кинетическими моментами: Письмо Н. В. Филатова к Чичерину В. Г. 08.07. 1969.

156. Толчин В. Н. Инерциоид, силы инерции как источник движения Пермь, 1977.

157. Финогеев В. П. // Системный подход к теории и практике концепции торсионных полей. Возможные пути реализации. МТЦ «Информтехника». 1993. 18 с.

158. Акимов А. Е., Финогеев В. П. Торсионные поля и их технологические проявления, «Вопросы оборонной техники». 1995. Сер. 9. 28 с.

159. Акимов А.Е., финогеев В. П. Экспериментальное проявление торсионных полей и торсионные технологии. МТЦ «Информтехника». 1966. 35 с.

160. Окунь Л.Б. // Физика элементарных частиц. М.: Наука, 1988, С. 272.

161. Протокол экспериментальной проверки возможности организации канала связи, 22-29 апреля 1986 г. Утвержден И.В.Мещеряковым 15 мая 1986 г.

162. Перебойное К. Н. Предложения по организации исследований в области гравитационных взаимодействий и поиска наличия гравитационных волн для оценки возможности их использования в целях передачи информации и связи. Пояснительная записка № 1.1974.

163. Исследование возможностей биоиндикации торсионных полей и апробация средств защиты. Результаты исследований В. В. Алабовского, Ю. Ф. Перова, Воронеж: НТЦ «Бриз», 1990. 19 с.

164. Протокол экспериментальной проверки возможностей переноса информационного действия, 1-4 апреля 1986 г. Утвержден Н. В. Мещеряковым 07.04.1986 г.

165. Бобров А. В. Сенсорные свойства двойных электрических слоев в биологии и технике регистрации слабых и сверхслабых излучений. М., 1994. 14 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 54.

166. Бобров А. В. Инструментальное исследование природы и свойств высокопроникающего нетеплового компонента излучения человека. М., 1994. 46 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 55.

167. Акимов А. Е., Терехов Ю. Ф., Тарасенко В. Я. // Междунар. конф. «Современные телекоммуникационные технологии и услуги связи в России». М., 1995.

168. Maiboroda V. P. // Thin Solid Films, 1990. Vol. 195. P. 1-10.

169. Майборода В. П., Акимов А. Е, Максимова Г. А., Тарасенко В. Я. Влияние торсионных полей на расплав олова. М., 1994. 13 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; № 49.

170. Майборода В. П. // УФЖ. 1991. Т. 36, № 6.

171. Richter V. H., Breitlmg G. // Ztschr. Metallkunde, 1979. Bd. 61, № 9. S. 628-636.

172. Майборода В. П. Исследование закономерности переохлаждения жидкого железа от температуры перегрева. Киев, 1987. Препр, Ин-та пробл. материаловедения АН УССР; № 11.

173. Майборода В. П. // Изв. АН СССР. Металлы. 1990. № 4. С. 49-52.

174. Хирт Дж., Лоте И. // Теория дислокаций. М.: Атомиздат, 1972. С. 530-531.

175. Майборода В. П., Копань B.C. // Изв.АН СССР. Металлы. 1973. № 3, С. 132-136.

176. Уилер Дж. Предвидение Эйнштейна. М.: Мир, 1970. 122 с.

177. Фоке X. Холодный ядерный синтез. М.: ПГ «СВИТЭКС», 1993. 183 с.

178. Шипов Г. И. Преодоление кулоновского барьера за счет торсионных аффектов, М., 1992.12 с. Препр. МНТЦ ВЕНТ; №61.

179. Herbert L. // Calif. Sun. Vol. II, 1996. May.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Агнивести: новостной канал Рериховского движения Живая этика и искусство Живая этика и музыка Этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира группа Соратники,Юрий Рерих, защита наследия, квартира Юрия Рериха Всемирный день культуры

Agni-Yoga Top Sites