Суворов от педагогики. Умер легендарный учитель-новатор Виктор Шаталов

В ночь на 20 ноября 2020 года в Донецке умер знаменитый советский учитель-новатор Виктор Шаталов

Виктор Фёдорович ШаталовЕму было больше всех надо.
 
Знаменитый советский учитель-новатор Виктор Шаталов скончался в Донецке на 94-м году жизни. О смерти педагога на своей странице в соцсети сообщил донецкий писатель-фантаст, член Союза писателей России и депутат Народного совета ДНР Владислав Русанов.

 
«Этой ночью на 94-м году жизни ушёл из жизни Виктор Фёдорович Шаталов — советский, российский и украинский педагог-новатор, — сообщил Русанов. — Народный учитель СССР (1990). Заслуженный учитель Украинской ССР (1987). Почётный доктор Академии педагогических наук Украины. Ветеран Великой Отечественной Войны. Член Союза писателей Донецкой народной Республики».

Имя Виктора Шаталова гремело по всему Советскому Союзу в 1970-1980-х годах. Когда Центральное телевидение демонстрировало встречу с учителем в концертной студии Останкино, у экранов собирались и преподаватели, и родители школьников, мечтавшие получить ответ на вопрос, как превратить двоечников и троечников в отличников.

Система Шаталова вызывала немалое раздражение у чиновников от образования и у многих коллег, считавших, что новатор попирает законы педагогики, и объявлявших его нововведения «шарлатанством».

Но учитель из Донецка продолжал гнуть свою линию, приводя оппонентов в отчаяние достигнутыми результатами.

Война и мир

Он родился в Сталино, в первоймайский праздник 1927 года. В неполные 18 лет Виктор ушел в армию. Гитлеровцев к тому моменту громили у самых границ их логова, но Шаталова отправили не на запад, а на Дальний Восток. И в 1945 году он принял участие в советско-японской войне. Службу нес до 1951 года, когда демобилизовался в звании старшего матроса береговой охраны.

Вернувшись в родной город, он поступил в педагогический институт, после окончания которого стал школьным учителем математики.

Начальство его не жаловало за твердость характера и прямоту, с которой он говорил все, что думает, прямо в глаза. Поэтому учителю Шаталову отдавали для преподавания классы, где в основном были сосредоточены те, от кого больших свершений не ждали — записные двоечники и троечники.

Шаталов, однако, полагал, что проблема не в детях, а в том, как им преподносят предметы. Шаг за шагом, год за годом он оттачивал свою уникальную методику. И коллеги с удивлением смотрели на то, как вчерашние лентяи и хулиганы в кратчайшие сроки превращаются в успешных учеников.

«Учиться победно!» — такой суворовский девиз в педагогике выработал для себя Шаталов.
Революционная система

3 ноября 1971 года в «Комсомольской правде» вышла статья Симона Соловейчика «Метод Шаталова», с которой и началась всесоюзная известность учителя. Он переворачивал давно сложившиеся принципы взаимоотношений между учениками и учителем, менял представление о том, как нужно объяснять материал и как оценивать знания.

Его система эффективного обучения была выстроена по четкому алгоритму:

Развернутое объяснение учителя
Сжатое изложение учебного материала по опорным плакатам.
Изучение листов с опорными сигналами (уменьшенные копии опорных листов и плакатов).
Работа с учебником и листом опорных сигналов в домашних условиях.
Письменное воспроизведение опорных сигналов на следующем уроке.
Ответ у доски или прослушивание устных ответов товарищей.

Шаталов предлагал изучать материал не по мелким деталям, а укрупненными блоками. По его мнению, ученику гораздо проще усвоить общую картину изучаемого, а не ее фрагменты. Успех усвоения большой темы достигается быстрым темпом изучения и путем многократного вариативного повторения. Все второстепенное остается в стороне, ученики получают главные опорные знания.

Педагог излагает материал в классе, затем повторяет его, фиксируя внимание на опорных плакатах. Шаталов настаивал — во время объяснения учителя никаких записей ученики делать не должны, в этот момент важнее понимание. А далее, изучив тему с опорными сигналами, ученик, опираясь на них, сам излагает тему у доски. Первому сложнее, второму, слышавшему объяснение товарища, легче, и так далее.

Для обучения по такой системе необходимы оригинальные дидактические средства и пособия, и Шаталов создавал их.

Педагог опирался на приемы коллективной познавательной деятельности: взаимную консультацию учащихся, взаимопроверку знаний, обращение к помощи старшеклассников в работе с младшими.

Приемы игры, отсутствие принуждения и страха, отсутствие «двоек» и «троек» — методика Шаталова была вызовом общепринятым канонам, настоящим «бунтом на корабле».

Учитель создавал такую атмосферу, что каждый его ученик старался достичь наивысшего и единственного показателя, который признавал Шаталов — оценки «пять».
Годовой курс геометрии малолетние преступники освоили за 3,5 часа

Три главных принципа системы Шаталова: а) принцип успеха и оптимизма; б) принцип бесконфликтности; в) принцип целостности (блочное, опережающее обучение в быстром темпе).

В 1970 году учителю дали 8-й класс, написавший контрольную работу по математике со средней оценкой «2». То есть Шаталову предложили ликвидировать устроенную коллегами педагогическую катастрофу.

Следующие семь месяцев экспериментальный класс учился по пять дней в неделю, с ежедневными уроками физкультуры, при общей 30-часовй недельной занятости в школе. То есть никаких перегрузок, никаких дополнительных занятий Шаталов не проводил.

После окончания этого периода педагог предложил проверяющим выдать его ученикам задания по математике и физике… для поступающих в вузы. При этом каждому из школьников для чистоты эксперимента выдавался конверт с индивидуальным заданием.

Итог — средняя оценка по классу «4,8». Впоследствии все ученики этого класса поступили в вузы, причем большинство из них и там учились на «отлично».

Когда о системе Шаталова стало широко известно, в Донецк потянулись те, кто хотел перенять его метод. Оппоненты, правда, не унимались, предлагая для проверки все новые и новые коллективы.

И тогда Шаталов устроил маловерам поистине сокрушительный нокаут. Он взял учеников из… колонии для малолетних преступников и проработал с ними в общей сложности три с половиной часа. За это время юные нарушители закона на «отлично» усвоили годичный курс геометрии.
Просьба не афишировать

64 кандидата наук, 15 докторов наук, 64 мастера спорта — таков результат работы учителя Шаталова. Это только те, о которых точно известно. В реальности людей, которым он действительно дал «путевку в жизнь», сотни и тысячи.

Но официальная школа его так и не признала. Шаталова обвиняли в том, что он не развивает творческую сторону учеников, что его система подходит только для изначально слабых школьников, а талантливым она ничего не дает.

И уж совсем злило оппонентов то, что новатор доказывал — школьный курс вполне реально уместить в 8-9 лет обучения, а не в 10-11 и тем более 12. Шаталову говорили: раз положено учить 10 лет, то и нечего тут нарушать. Учитель пожимал плечами и в освободившееся время преподавал ученикам… вузовскую программу.

«Я всего себя отдавал детям», — говорил Шаталов, и в этом, кажется, заключается главная проблема, почему чиновники отказывались принять его систему на вооружение. Согласно ей, учитель должен работать не рутинно, а интенсивно, посвящая себя ученикам, находя с ними контакт. А много ли таких энтузиастов было в советской школе, не говоря уже о постсоветской?

Ученики Шаталова продолжили его дело, но, как бы это сказать помягче, полуподпольно.

Руководитель школы Шаталова в Москве Сергей Виноградов в интервью РИА Новости в 2010 году говорил: «Те, кто к нам приходит, помнят о Шаталове по сюжетам и статьям 30-40-летней давности. Часто бабушки приводят внуков, а молодые родители, как правило, об этой методике ничего не знают и считают ее очередным „МММ“, шарлатанством. Приводят как отличников, так и троечников. Ребята прослушают недельный курс, а потом возвращаются в свою школу. Многие даже и не говорят учителям, что занимались у нас. И мы советуем это сильно не афишировать: у педагогов может проснуться профессиональная ревность, которая, не исключено, болезненно отразится на детях».
Последний парад

Шаталов никуда из родного Донецка не уехал, пока были силы, продолжал работать, обучая своей системе новые поколения педагогов. К нему приезжали и из-за рубежа, например из Китая. В КНР обучение по системе Шаталова популярно и сейчас.

Когда в 2014 году началась война, учитель поддержал жителей Донбасса, стал гражданином ДНР.

В последние годы Шаталов тяжело болел, да и возраст давал о себе знать. Но в июне 2020 года он принимал парад. Такие мероприятия в городах Донбасса в честь 75-летия Победы проводили для всех ветеранов войны.

Перед Шаталовым торжественным маршем прошли курсанты Донецкого высшего общевойскового командного училища с государственным флагом ДНР и Знаменем Победы. В знак уважения и глубокого почтения ветерану торжественно вручили благодарственные письма Главы ДНР Дениса Пушилина и общественного движения «Донецкая Республика».

Своей жизнью он заслужил куда больших почестей и от России, и от Украины, и от других стран постсоветского пространства. Но сам Виктор Шаталов за почестями никогда не гнался.

Он прожил свою жизнь, неся людям свет знаний.

0.11.2020 12:49
Источник: Аргументы и факты
Андрей Сидорчик. Суворов от педагогики. Умер легендарный учитель-новатор Виктор Шаталов


Симон СОЛОВЕЙЧИК

Метод Шаталова

СНАЧАЛА загадки; разгадки будут потом. Письмо в редакцию было из Донецка. Я приехал ночью, а утром, разузнав у прохожих, как найти школу № 13, без предупреждения пришел на урок к Виктору Федоровичу Шаталову, в 9 класс «В». Мне повезло: как раз в этот день, в понедельник, все шесть уроков 9 «В» были отведены математике и физике. Я попал на третий урок. Представился. Виктор Федорович сказал: «Садитесь. У нас сейчас должно быть повторение». Класс был готов к уроку: ребята сидели за столиками по одному, спиной к большой доске. Шаталов попросил меня назвать любое число до десяти и еще одно число – до тридцати пяти. Недоумевая, я назвал 7 и 28. Учитель быстро раздал по листику бумаги и объявил: «Тема № 7. Векторы, их сложение и вычитание». Двадцать восьмой по списку пошел к доске и там, за спиной у ребят, стал рисовать цветными мелками векторы. Ни один человек в классе не сделал ни малейшей попытки повернуться к доске, подсмотреть материал в тетради или еще каким-нибудь образом схитрить, тем не менее через двадцать минут передо мной лежала стопка подробных конспектов. Позже Шаталов, бегло просмотрев их, поставил отметки, в основном «4» и «5». Двадцать восьмой начал рассказывать…
При этом выяснилось, что я нахожусь вовсе не в математической школе, как подумал сначала, а в обычной. Класс – самый средний. Вернее, был «средним». На выпускных экзаменах за восьмилетку комиссия поставила пять троек по физике и четыре тройки – по алгебре, остальные отметки – пятерки и четверки (пятерок много больше, чем четверок). И за весь прошлый год, и за весь нынешний не было в классе ни одной двойки – забыли, что это такое.
Больше того. Первого сентября нынешнего учебного года на первых же двух уроках, как это ни жестоко (но – эксперимент!), ученикам была дана большая контрольная за весь 8 класс. Ее результаты почти полностью совпали с весенними результатами на экзаменах. За лето почти ничего не забыли.
А в десятом классе они будут иметь свободный день посреди недели: 12 часов математики и физики им просто не нужны, для повторения хватит и шести. Дело в том, что к Новому году девятиклассники заканчивают всю программу средней школы по физике и математике. Полтора года остаются на повторение и углубление знаний. Непривычно…
Но, пожалуй, хватит загадок, пора приступить и к отгадкам.
Постараюсь подробнее описать метод Шаталова. Вся ответственность за это описание – на мне. Шаталов статьи до ее опубликования не видел.

…Главное в методе Шаталова – конспект. Конспект – результат огромной работы учителя. На страничке – короткие ключевые фразы, отдельные слова с восклицаниями, математические выкладки, цифры, которые надо запомнить (скажем, энергия электрона), необходимые для рассказа рисунки, графики. Расположение материала, рамка, стрелка, цвет, выделяющий главное, – все это строго продумано и составляет основу для двадцатиминутного рассказа, алгоритм рассуждения. Максимум информации при минимуме объема. Конспект-код, понятный лишь посвященному. Деловая запись, доведенная до совершенства.
Учитель передает знание ученику в основном в процессе рассказа. Но не все ученики слушают этот рассказ, и не все из слушающих понимают. Не у всех преобладает слуховая память. И дома ученик фактически сам учит материал по учебнику, не приспособленному для такой самостоятельной работы. Шаталов как бы материализует передаваемое знание в конспекте. «Нужно только, – говорит он, – чтобы рассказ учителя и его записи на доске идеально совпадали с конспектом». Ребята говорят, что, когда они дома просматривают тетрадь, они, словно наяву, слышат голос учителя, его объяснение. Зазубрить конспект нельзя: чтобы воспроизвести рассказ, надо хорошо понимать, что кроется за деталями конспекта. Зубрежка в классе Шаталова исключена.
Перед ребятами нельзя ставить две цели: понять и запомнить. Что-нибудь одно. Слушая Шаталова, ребята не стремятся запомнить, не боятся забыть: конспект выручит. Все их умственные силы направлены на одно: понять. И они понимают.
– Приготовьтесь вывернуть свои мозги наизнанку: начинаем обратные тригонометрические функции, – объявляет Виктор Федорович.
Класс сосредоточен до предела. Виктор Федорович рассказывает четко, коротко и постепенно воспроизводит на доске конспект: деталь за деталью. Трудный поворот мысли объясняет по два, три, четыре раза подряд: «Внимание, еще раз… Еще раз… Все поняли? Еще раз…» У него правило: без всякого стеснения повторять одно и то же, пока все ученики не увидят кристально ясно логическую схему вопроса. И так за полтора урока – пять страничек конспекта, пять тем. Оказывается, такая порция вполне посильна даже для самых слабых: пять тетрадных страничек теории. Наконец объяснение закончено. В классе облегчение, радость, шум, разрядка; учитель ждет и шутит вместе со всеми. Потом серьезнеет: «Теперь сначала». Я, признаться, испугался – интересно ли будет слушать материал второй раз? Но если в первый раз в классе была тишина, то при повторении стояла мертвая тишина. Шаталов объяснял в быстром темпе и точно в тех же словах, как бы проходясь по конспекту на доске. Материал вновь «прокручивался» в головах ребят. Потом записи с доски переписали в общие тетради – это легкая, чисто техническая работа, ее делают, переговариваясь.
Следующий «математический» день в 9 «В» начинается с того, что ребята садятся спиной к доске и каждый на отдельном листочке воспроизводит конспекты по всему материалу прошлого дня. На это уходит урок, 45 минут. Четверо-пятеро пишут-рисуют конспекты на доске. На втором уроке, когда все сдадут работы, эти ребята будут рассказывать материал. Класс слушает с доброжелательным вниманием. Отчего бывает тоска во время опроса? Один отвечает – другие не слушают, а готовятся в уме отвечать, если знают урок, или просто сидят и боятся вызова, если не знают. До слушания ли им? В 9 «В» ни у кого нет страха перед вызовом к доске; без страха отвечает и вызванный: раз конспект уже восстановлен на доске, рассказывать легко, и хорошая отметка почти обеспечена. Слушать рассказчика классу, только что писавшему такие же конспекты, интересно: каждый проверяет себя, отвечает в уме вместе с вызванным. Извечная и казавшаяся неразрешимой проблема скучного ответа у доски (тоскует учитель, изнывает класс, но что делать?) решена здесь изумительно просто.
Посчитаем: два раза на уроке, домашние повторения, контрольное повторение на отметку, рассказ у доски. За два математических дня конспект столько раз проходит перед ребятами, столько раз они кодировали-раскодировали записи, что забыть их невозможно. Шаталов не просто учит математике, он будто приговаривает своих учеников к пожизненному знанию основ предмета (ибо тетради с конспектами, несомненно, будут храниться всю жизнь).
Но кто знает теорию без зубрежки, у того развивается математическое мышление, тому легче решать задачи.

С ЗАДАЧАМИ и примерами Шаталов обходится так: он не ставит отметок за их решение. И никаких контрольных работ до самого конца учебного года. Сначала – научить, потом – спрашивать. А научить решать задачи в один день, в одну неделю или в один месяц можно не каждого. На это нужно время, вера ученика в свои силы, желание решать как можно больше. И притом совершенно самостоятельно.
На уроке решают, как правило, 2–3 типовые задачи, обязательные для всех. Решает ученик, остальные не пишут – смотрят на доску, помогают, думают, рассуждают. Никаких, повторяю, отметок: ставить отметку за решение новой и трудной задачи у доски Шаталов считает педагогическим варварством. Дома каждый должен решить эту задачу второй раз. Даже самый слабый ученик все-таки справляется с задачей (ее ведь решали в классе!).
А затем начинается математическая феерия.
С самого начала учебного года Шаталов, вместо того чтобы возиться с карточками, лично отмечает в задачниках каждого ученика несколько задач и примеров, которые желательно решить. И на каждом занятии ребята кладут на специальные полки стопку раскрытых книг и тетрадей. После уроков учитель не уходит домой: он садится проверять решение. Все задачи и примеры Шаталов знает наизусть – это необходимо для его метода, иначе погибнешь. Если задача решена правильно, Шаталов тут же, в задачнике ученика, отмечает новое задание для него. Если неправильно – подчеркивает в тетради место ошибки. В течение дня ребята по одному забегают в школу: забрать задачники, тетради и получить мгновенную индивидуальную консультацию – объяснение ошибок.
Первые два месяца это занимало много времени, ребята совсем не умели решать, а теперь, я видел, весь класс получает консультацию в каких-нибудь 30 минут: ученики понимают учителя с полуслова. И никаких похвал, никаких порицаний: мол, решай больше. У иных накапливается до ста нерешенных задач – не страшно! Никаких нареканий! Потому что, считает Шаталов, «инкубационный период процесса решения задачи у разных учащихся различен – от нескольких минут до месяца. Я предпочитаю тех, кто достиг результата кропотливым трудом». Но надо дать время на этот труд! Не спешить, не требовать «сиюминутной отдачи». «Благожелательные консультации, разъяснения, исправление ошибок и указание – вот методы и оружие учителя», – пишет Шаталов в своем докладе.
Знаю: в этом месте сердце иного учителя дрогнет: «Как же это… без отметки?» Но оттого, что ребята умеют решать, оттого, что их тетради тут же и проверяются, работа доставляет им такое удовольствие, что их трудно остановить.
– Мы просто не понимаем того, как наши дети тянутся к знаниям, как они хотят получить знания, – говорит Виктор Федорович, показывая работу ученика – 29 страниц математики к одному уроку. – Мы закрываем перед ребятами дороги, а потом удивляемся их лени…
Учение с увлечением – это учение с великим трудом. Чем больше труда, тем больше успеха, тем больше увлечения, а оно в свою очередь подвигает на новый труд, еще более серьезный.
Учитель должен увлечь ребят, чтобы они трудились; ребята должны трудиться, чтобы больше увлечься.
Все ребята равны, но «сильный» имеет возможность делать в пять, в десять раз больше «слабого». Все родители и все учителя отмечают, что метод Шаталова открывает наконец простор для «сильных».
Здесь все на максимумах: максимум требовательности и максимум пощады, максимум самостоятельности и максимум контроля, максимальная загрузка учителя и максимальное облегчение его труда. Ученики поставлены в такое положение, что на каждом этапе они предельно заинтересованы в работе. Заинтересованы в том, чтобы слушать учителя, не проронив ни слова (иначе не поймешь конспекта), в домашнем повторении (наутро – отчитываться), в решении задач. В результате ребята начинают увлекаться математикой и физикой, и все другие стимулы, в том числе и отметка, уходят на второй план. Об отметках в классе и не говорят, ими даже не интересуются. «Решил – не решил», «знаю – не знаю» – вот какие разговоры в классе.
Каждому известно, что сегодня даже отличникам в больших городах нанимают репетиторов: все доски объявлений увешаны листками «Готовлю в вуз…». Вузы в свою очередь открывают курсы, приглашая заниматься и десятиклассников: молчаливо предполагается, что школа в вуз подготовить может не всегда… Ученики Шаталова твердо знают материал, умеют решать задачи, и уж конечно, никому из них ни репетитор, ни курсы не потребуются: ни один «преподаватель вуза со степенью» не даст ученику столько, сколько дает Шаталов в школе.
…Всякая плодотворная мысль вызывает новые мысли, открывает просторы. Я мог бы привести много соображений о смысле и значении опыта Шаталова. Но, думаю, читатель и сам поймет его смысл и его значение.

«Комсомольская правда», 1971, 3 ноября

Запись опубликована в рубрике Библиотека, Великие имена, Образование с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.