Н.Е.Свидерская, Т.А.Королькова, А.Г.Ли. Возможности и перспективы использования топографического картирования биоэлектрических процессов для парапсихологических исследований

Парапсихология в СССР. — 1992. — №1. — С.45-52.

Возможности  и перспективы использования топографического картирования биоэлектрических процессов для парапсихологических исследований

Н.Е.Свидерская, Т.А.Королькова, А.Г.Ли

Произведена попытка исследования активности мозга экстрасенсов в процессе выполнения ими деятельности по биолокации и кожно-оптическому гнозису. Использованы концепция и метод пространственной синхронизации биопотенциалов и компьютерного топографического картирования ЭЭГ-показателей (пpи отведении потенциалов от 48 корковых пунктов). Показано, что существуют значительные межиндивидуальные различия в пространственной организации электрических процессов. У экстрасенсов, демонстрирующих успешное выполнение деятельности, имеются отчетливые очаги повышенной активности (синхронизация потенциалов) в передних областях левого полушария, а также в задних и центральных правого. Изменение топографических карт у малопродуктивных индивидов не столь выразительно: преобладает диффузная активация различной степени интенсивности. Аналогичная направленность отмечается также по данным внутpииндивидуальной успешности деятельности. Полученные материалы указывают на возможность контроля способностей индивидов к экстрасенсорному восприятию признаков окружающего мира и продуктивности их деятельности с помощью метода компьютерного топографического картирования синхронных электрических пpоцессов мозга.

Физиологическая основа исключительно интересного с научной точки зрения и важного в практическом аспекте свойства мозга человека — экстрасенсорного восприятия признаков окружающего мира остается загадочной. Вероятно, ключом к пониманию нейродинамики повышенной у отдельных индивидов по сравнению с другими чувствительности к стимулам малой интенсивности (подпороговым) могут служить представления о неосознаваемых психических процессах [2,10,15]. С точки зрения современных знаний о соотношении элементов осознаваемого и неосознаваемого в когнитивной деятельности человека принципиальное значение имеют данные о функциональной дифференциации полушарий мозга [1,11]. Их специализация в отношении способов переработки информации (аналитической и синтетической, последовательной и параллельной) создает, вероятно, предпосылки для разноуровневого — подсознательного и осознаваемого восприятия и оценки стимулов.

Являясь важной нейрофизиологической основой осознаваемых и неосознаваемых психических явлений, межполушарные взаимоотношения как проблема исследования внелогических форм мышления (основанных на подсознательном принятии решений) таких как поисковая деятельность, инсайт, творческое воображение не имеет пока еще большого научного стажа. В то же время существуют достаточно явные предпосылки для наблюдения с помощью современных инструментальных методов за сопровождающей их реализацию функциональной активностью мозга, представленной в виде феномена перераспределения очагов повышенного возбуждения и торможения в коре головного мозга [7,12]. Этот феномен особенно отчетливо выражен при регистрации электрической активности одновременно от множества нервных образований, обеспечивающей получение сведений о возникающей в процессе осуществления того или иного вида деятельности человека функциональной системы с присущими каждой из них специфическими чертами.

Наиболее совершенной для интерпретации пространственных электрических феноменов основой является концепция академика М.Н.Ливанова, согласно которой поведенческие акты и психические реакции осуществляются благодаря сонастройке множества дистантно разрозненных нервных образований [3]. Благодаря созданию электроэнцефалотопоскопа и разработке методов математического анализа данных многоканальной регистрации электрической активности мозга [3,5,6 и мн.др.] завоевавшее в настоящее время одно из приоритетных методов оценки и представления ЭЭГ компьютерное топографическое картирование электрической активности мозга имеет уже солидную теоретическую базу и практический опыт. Это определяет возможности применения топографического картирования ЭЭГ к анализу таких сложных психических явлений как неосознаваемые психические акты, в том числе и относящиеся к сфере парапсихологии.

Имеющийся в настоящее время предварительный опыт исследований в этом направлении подтверждает перспективы его расширения. Так, нами проведено изучение пространственного распределения синхронных электрических процессов в коре головного мозга экстрасенсов (10 человек) в процессе выполнения ими двух видов деятельности — биолокации и кожно-оптического гнозиса. для оптимизации условий деятельности использовали метод погружения испытуемых в легкий гипнотический транс. При первом виде деятельности применяли коробочки, половина которых содержала твердые предметы, другая половина была пустой. При второй деятельности предметом внимания были конверты с содержащимися в них красными или синими бумажками. Конверты и коробочки подносили для определения их содержимого к пальцам левой руки при закрытых глазах. Пробы подавали в виде серий по 6-10 предъявлений с интервалами между сериями, равными 3-5 минутам. Перед каждой серией гипнотизером давалась инструкция мобилизовать максимально внимание и усилия для успешного выполнения деятельности.

Испытуемые во время эксперимента находились в звукоизолированной и экранированной камере в положении полулежа в кресле. Биопотенциалы отводили от 48 пунктов черепной поверхности с помощью хлорсеребрянных электродов фирмы «Медикор», расположенных в виде сети, состоящей из 8 дуг, расположенных в сагиттальном направлении (в каждой дуге по 6 электродов). Отведение было монополярным, референтный электрод располагался на подбородке. После усиления биопотенциалов с помощью топоскопической системы «Биоскоп» ЭЭГ-данные (в диапазоне от 0,5 до 30 Гц) вводили через аналого-цифровой преобразователь (частота дискретизации — 128 Гц) в ЭВМ РС АТ в виде 4-х секундных отрезков.

Для каждого вида деятельности регистрировали и обрабатывали по 18-20 эпох ЭЭГ, соответствующих по времени предъявлению проб. При этом учитывали эпохи с правильными и ошибочными ответами. При анализе многоканальных ЭЭГ формировали топографические карты синхронных электрических процессов. Для этого подсчитывали кросскорреляционные коэффициенты между потенциалами всех пар отведений и далее для каждого пункта отведения определяли локальный средний коэффициент. Он был равен среднему коэффициентов, вычисленных для потенциалов данного пункта и ряда соседних и предварительно преобразованных по Фишеру. В результате таких вычислений получали 48 кросскорреляционных средних коэффициентов, которые служили основой для топографического картирования. Области с наиболее высокими значениями коэффициентов интерпретировали как зоны повышенной активации. Изменение их локализации при переходе от одного функционального состояния к другому или от одного вида деятельности к другому оценивали с помощью непараметрического U — критерия Манна-Уитни (Р < 0,05).

1. Межиндивидуальные различия в организации электрических процессов при реализации деятельности

Отмечался значительный межиндивидуальный разброс значений продуктивности как при первом, так и при втором  виде деятельности (от 52,6 до 80,5%). Это позволило проанализировать соотношение показателей продуктивности деятельности и топографических особенностей  синхронных электрических процессов.

Показано, что при обоих видах деятельности у испытуемых с наиболее высокими показателями их продуктивности по сравнению с малопродуктивными индивидами регистрируются более отчетливые очаги повышенной активности (синхронизации биопотенциалов). У последних отмечается либо диффузное усиление активационных процессов, либо слабые изменения по сравнению с исходным уровнем (Рис. 1). Эти данные согласуются со сложившимися на основе наших предыдущих исследований представлениями об отражении успешности деятельности в показателях локальной синхронизации биопотенциалов [5]. Используя модели разных видов деятельности (вербальной и невербальной) мы убедились в том, что очаги повышенной активности в специфической для деятельности корковых областях являются одним из важных условий, способствующих правильной ее реализации. В то же время глобальная синхронизация потенциалов (по всей коре) отражает уровень неспецифической активации и соответствует степени напряженности интеллектуальной работы. Как высокий, так и низкий уровни активации не являются оптимальными для нее. Кроме того, нами обнаружено, что состояние релаксации и гипнотического транса способствуют усилению и концентрации специфических очагов активности [5,8,9].

Рис.4.1. Межиндивидуальные различия в пространственной организации синхронных электрических процессов коры головного мозга в процессе деятельности. Представлены индивидуальные варианты: с наличием очагов активности в коре (А), диффузным повышением синхронизации биопотенциалов при пробах по сравнению с фоном (Б) и слабыми изменениями (В). Даны карты вероятности сдвигов: черта на шкале обозначает границу уровня значимости ³P< 0,05.

S — левое полушарие, D — правое, F — лоб, O — затылок.

На основании этих данных можно допустить, что существует некоторая связь между гипнабельностью индивида и его способностью концентрировать нервные процессы в специфических для деятельности областях. Теоретической предпосылкой для такого предположения служат данные о соотношении гипнабельности и физиологической, а также когнитивной гибкости, т.е. способности индивида изменять тактику нейродинамических и когнитивных процессов [14]. Отсюда следует, что высокогипнабельные индивиды могут быть более успешными по сравнению с низкогипнабельными при выполнении разных видов деятельности, в том числе и экстрасенсорной, имея более совершенную физиологическую основу в виде специфических очагов повышенной активности.

2. Внутрииндивидуальная продуктивность экстрасенсорной деятельности и локальные активационные процессы

Для каждого испытуемого сопоставлялась топографическая организация синхронных электрических процессов в отрезках записи, соответствующей успешной и ошибочной деятельности. Полученные данные свидетельствуют о том, что в большинстве случаев успешность деятельности коррелирует с возникновением очагов повышенной активности в передних областях левого полушария и задних правого. На рис. 2 представлен типичный случай такого перераспределения топографических отношений синхронных электрических процессов. Погружение в гипнотическое состояние вызывает ослабление диффузных активационных процессов, особенно в левом полушарии. На этом фоне остается очаг активации в его передних областях, который, согласно полученным нами данных на моделях гипнотического раппорта, гипнотической анальгезии, интеллектуальной деятельности в гипнотическом состоянии, а также автоматизации деятельности [9], может быть связан с процессами селекции информации и ее осознавания. Так как этот очаг был выражен более отчетливо в пробах с правильным распознаванием содержимого коробочек и конвертов, можно думать, что его интенсивность является признаком сосредоточения внимания испытуемого на работе с той информацией, которая предлагается гипнотизером, т.е. отражает степень «настройки» на деятельность, способность к активации селективного внимания.

Рис.4.2. Различия в пространственной организации синхронных электрических процессов коры головного мозга у испытуемых при правильном и ошибочном восприятии материала.

Представлены топокарты, относящиеся к фону (А), гипнотическому состоянию (B), правильному (C) и ошибочному (D) восприятию материала. По шкале — уровень пространственной синхронизации биопотенциалов.

Остальные обозначения те же, что на Рис.4.1.

Таким образом, очаг повышенной синхронизации биопотенциалов в передних областях левого полушария обусловлен формированием функционального состояния, способствующего успешности деятельности, но неспецифического по отношению к ее характеру. Второй очаг — в задних областях правого полушария, вероятно, относится к специфическим для деятельности зонам. Отмечены, однако, варианты локализации очага повышенной синхронизации потенциалов в правом полушарии, которые не удается связать с различиями и спецификой деятельности по биолокации и кожно-оптическому гнозису.

Чаще этот очаг наиболее отчетлив в задних зонах, реже — в передних и центральных. Возможно, в последнем случае локализация обусловлена активацией проекционных сенсорных зон (при опознании материала пальцами левой руки). Не исключается также интерпретация на основе процесса восприятия подпороговых стимулов, содержащего компоненты неосознаваемого процесса и инсайта. Смысл вариабельности очага в правом полушарии представляет значительный интерес для дальнейших исследований.

В пробах с ошибочным решением синхронные электрические процессы не столь концентрированы, особенно в правом полушарии. В некоторых случаях очаги имеют отчетливую конфигурацию в центральных, височных и задних областях левого полушария.

Таким образом, объективными критериями успешности экстрасенсорных действий, позволяющими прогнозировать как индивидуальные способности, так и состояния, способствующие их реализации, могут служить топографические признаки синхронизации электрических процессов коры головного мозга, выявляемые при их топографическом картировании. Это открывает перспективы для контроля деятельности экстрасенсов в процессе их обучения, а также при отборе контингента для работы в условиях необходимости распознавания подпороговой стимуляции.

Литература

1.Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. М.: Медицина, 1981, 288 с.

2.Костандов Э.А. Осознаваемые и неосознаваемые формы высшей нервной деятельности человека. //Механизмы деятельности мозга человека. Л.: Наука,1988, с.491-526.

3.Ливанов М.Н. Пространственная организация процессов головного мозга. М.: Наука, 1972, 171 с.

4.Павлова Л.П. Мозговое обеспечение процесса формирования деятельности. //Физиология человека, 1976, т.5, Nо.6, с.976-983.

5.Свидерская Н.Е. Синхронная электрическая активность мозга и психические процессы. М.: Наука, 1987, 155 с.

6.Свидерская Н.Е., Шлитнер Л.М. Когерентные структуры электрической активности коры головного мозга человека. //Физиология человека, 1990, т.16, Nо.3, с.12-19.

7.Свидерская Н.Е., Королькова Т.А., Николаева Н.О. Пространственно-частотная структура электрических корковых процессов при различных интеллектуальных действиях человека. //Физиология человека, 1990, т.16, No.5, с.5-12.

8.Свидерская Н.Е. Сознание и селекция информации. //Журн. высш. нервн. деят., 1990, т.40, Nо.6, с.1089-1096.

9.Свидерская Н.Е., Королькова Т.А., Селицкий Г.В. Влияние уровня сознания на пространственную организацию корковой активности при психических процессах. //Журн. высш. нервн. деят., 1990, т.40, Nо.5, с.934-942.

10.Симонов П.В. Сознание, подсознание, сверхсознание. //Наука и жизнь, 1975, Nо 12, с.44-51.

11.Спрингер С., Дейтч Г. Левый мозг, правый мозг. М.: Мир, 1983, 254 с.

12.Таратынова Г.В. Диагностика индивидуальных различий в условиях творческой деятельности. //Методика и техника психофизического эксперимента. М., 1987, с.69-78.

13.Фрейд З. Введение в психоанализ. //Под ред. М.Г.Ярошевского. М.: Наука, 1989, 455 с.

14.Crawford H.J. Cognitive and psychophysiological correlates of hypnotic responsivenies and hyposis. //Creative mastery in hypnosis and hypnoanalysis, 1990 (Ed. Margo L. Fast Danill Braun) Lowrence Erlebaum Associacec.

15.Kihstrom J.K. The cognitive unconscious. //Science, 1987, No.237, p.33-39.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.

Международный Центр Рерихов Благотворительный Фонд имени Е.И.Рерих

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

Агнивести: новостной канал Рериховского движения Живая этика и искусство Живая этика и музыка Этика в основе каждого дня, живая этика, агни йога, пакт рериха, знамя мира группа Соратники,Юрий Рерих, защита наследия, квартира Юрия Рериха Всемирный день культуры

Agni-Yoga Top Sites